История подводной охоты : Кубок Наций и Кубок Европейских городов в Малом Лошине, декабрь 1972 года | Подводная охота

История подводной охоты : Кубок Наций и Кубок Европейских городов в Малом Лошине, декабрь 1972 года

История подводной охоты : Кубок Наций и Кубок Европейских городов в Малом Лошине, декабрь 1972 года
Конец декабря 1972 года. На курортах Югославии в Северной Адриатике мертвый сезон. На одном из многочисленных островов, покрытых зелеными шапками сосен, уютно прижавшись к скале, расположен небольшой портовый городок Малый Лошин. Он будто уснул под косыми, уже не греющими лучами солнца. Пустуют магазины, кафе, мерно покачиваются у причалов на окраине города моторные лодки и катера. В сосновом парке на берегу живописного залива находится отель, в который съезжаются спортсмены из разных стран, чтобы принять участие в зимних европейских соревнованиях по подводной охоте. 

  Эти состязания стали традицией: Кубок нации проводится 11 лет, а первенство городов Европы — 13 лет подряд. В Кубке наций приняло участие четыре страны — Югославия, Италия, Болгария и СССР. Открыл соревнования главный судья — генеральный секретарь федерации подводного спорта Югославии, президент Комитета подводной охоты КМАС Иосиф Медур. 
  В составе советской спортивной делегации 12 человек, сама команда СССР выступала в следующем составе: В. Ашме (Новороссийск), И. Баврин (Ленинград), А. Королев (Сухуми), Э. Макушенко (Москва). В подводной охоте на международной арене мы новички. Поэтому югославские товарищи уделяли нам много внимания, особенно местные ветераны подводного спорта Иван Хетрич, Антон Новинк, Валентин Валярич. Они помогали всем, чем только могли: выделили моторный катер для тренировок, ознакомили с акваторией состязаний, рассказали об особенностях подводной охоты в Адриатике. Все участники получили крупномасштабные карты района соревнований с указанием глубин. На тренировках советская команда с интересом следила за итальянскими спортсменами—одними из главных претендентов. Перед стартом «Кубка наций» на Кубок наций Европы. Они на моторной резиновой лодке объезжали побережье острова Лошень и, глядя в застекленное смотровое окно на дне лодки, фиксировали на карте наиболее интересные участки морского дна. 
  29 декабря в 7 часов утра по местному времени от городской пристани отошел пароход, за которым следовала целая флотилия моторных лодок. На пароходе находились участники состязания, судьи, многочисленные туристы. Вот и намеченная 15-километровая зона соревнований: скалистое побережье одного из изрезанных проливами островов. На море волнение два балла. Пароход бросает якорь в защищенной от ветра бухте и спортсмены в гидрокостюмах занимают места в лодках (лодка на участника). В воздух взлетает ракета — сигнал старта и все устремляются в районы предполагаемого скопления рыбы. Прибыв на место, спортсмены один за другим покинули лодки, между которыми, согласно правилам, выдерживалась установленная дистанция — 50 метров. Вода обжигает: температура плюс 12°С. Но для наших ребят это не страшно. Они весь октябрь и ноябрь тренировались в холодной воде. Видимость под водой до 20 метров. Дно относительно ровное. Песчаные поляны чередуются с островками подводной растительности. То тут, то там встречаются морские звезды и ежи. На дне много плоских камней — плит с многочисленными щелями и норами, в которых обитают горбыли, зубари, морские угри, мурены. Волнение не дает внимательно следить за участниками. На поверхности хорошо видны только цветные буи, обозначающие местопребывание спортсменов под водой. Характерные детали: посередине двадцатиметрового капронового шнура от буя находится пробковый поплавок. Он нужен для того, чтобы шнур не провисал в воде. На конце шнура крепится груз не менее 2 килограммов, иначе, когда спортсмен поставит буй, этот буй снесет течением. 
   Охота велась как на пелагическую, так и на рифовую рыбу. Кефалей в зимнее время года в северной части Адриатического моря почти нет, В. Ашме, пожалуй, был единственным, сумевшим найти и взять кефаль. Часто встречались колючие акулы — катраны. Э. Макушенко удалось выиграть единоборство с одной из них. У побережья встречается главным образом лаврак. Участники периодически делали засады на дне на границе пены прибоя и чистой воды под углом 30° к берегу. Лазрак появлялся из пены прибоя и при виде спортсмена уходил туда же. В пене видимость не более метра и отыскать рыбу бывает почти невозможно. При охоте на лаврака необходимо теплее одеваться, на пояс вешать дополнительный груз, чтобы создать отрицательную плавучесть. Рифовая рыба была основной. Спортсмены плавали на расстоянии 50—100 метров от берега. Ныряя, они отыскивали крупные подводные камни, которые трудно увидеть с поверхности, поскольку они плоские и покрыты водорослями. Местожительство рифовой рыбы помогают обнаружить тучи мелких ласкирей и зубарей, которые при виде людей скрываются в многочисленных щелях и норах. Опустившись на дно, спортсмены внимательно осматривают щели. Некоторые пользуются фонарями. Заметив притаившуюся рыбу, охотник тут же стрелял, оставлял ружье на дне и поднимался на поверхность за вторым, которое привязано к бую. Опустившись на дно, он подтягивал за леску сопротивляющуюся рыбу и стрелял вторично. 
  Стрельба в угрей имеет свои особенности. Отыскав на дне нору, по ней стучат ружьем или камнем. Угорь выглядывает из любопытства. Не исключено, что вместо угря неожиданно появится мурена. С ней следует быть предельно осторожным, так как укус ее ядовитых зубов может причинить много неприятностей. Охотились индивидуально. Чтобы добыть рыбу, приходилось в течение нескольких часов нырять на глубину 12—16 метров, задерживая дыхание до 1,5 минут. Члены итальянской и югославской команд утверждали, что в Испании на чемпионате мира 1973 года придется погружаться еще- глубже — до 25—30 метров, а это под силу только молодым, хорошо физически подготовленным спортсменам. Не случайно средний возраст участников на этих соревнованиях был не более 25 лет. Состязания на Кубок наций длились 5 часов. Весы для взвешивания рыбы были установлены на специальном постаменте центральной площади города.
   Результаты охоты учитывались следующим образом: одно очко за каждый грамм рыбы, 500 очков дополнительно за каждую добытую рыбу. Минимальный вес рыбы, идущей в зачет, был установлен 500 граммов, максимальный — 15 килограммов. Рыбы весом менее 500 граммов не учитывались, а более 15 килограммов засчитывались за 15. Угри, мурены, акулы и скаты в зачет шли только те, которые имели вес не менее 2,5 килограммов. За них начислялось строго определенное количество очков, а именно 2,5 тысячи. В целом рыбы было немного. Команда Югославии (4 человека) взяла всего 17 килограммов. 
  Места распределились следующим образом: 
1-е — Югославия, 2-е — Италия, 3-е — Болгария. 4-е — CCCР. 
   На другой день 30 декабря состоялись традиционные соревнования на первенство городов Европы. В отличие от Кубка наций они проводились в течение четырех часов и в команду входило не четыре участника, а только два. В этих состязаниях приняло участие 92 спортсмена от 46 городов. На 1-е место вышел Малый Лошин (Югославия), на 2-е — Триест (Италия), на 3-е — Валюм (Югославия). Очень сильная французская команда из Марселя, неоднократно бравшая призы, оказалась на 9-м месте. Советские спортсмены В. Ашме и Э. Макушенко заняли 33-е место, И. Баврин и А. Королев—34-е. 
  На первенстве городов Европы самой большой добычей оказался угорь весом 9 килограммов. На первый взгляд кажется, что мы выступили плохо. Но это далеко не так. Нашим спортсменам удалось оставить позади некоторые европейские столицы, такие как Белград, София, Вена, которые заняли соответственно 38-е, 40-е и 43-е места, а также целый ряд приморских городов Югославии и Италии, что было нелегко, учитывая возможности подводных охотников этих городов почти круглый год тренироваться в Адриатическом море. 
  Советские спортсмены были экипированы, вооружены, подготовлены в физическом и тактическом отношениях не хуже представителей других команд, но у наших ребят отсутствовал опыт международных встреч. В Югославии мы сделали для себя несколько не безынтересных «открытий». На первенстве городов Европы из 92 участников человек 10—12 охотились парами. Это необычно трудный способ охоты, требующий согласованных действий и полного взаимопонимания. На наш взгляд, он более эффективен, чем индивидуальный. Мы не могли его применить по той простой причине, что узнали о нем только в ходе второго дня соревнования (на первенстве мира на Кубе и в Чили парная охота не применялась). Перестроиться в ходе состязании мы не могли, поскольку наши спортсмены были из разных городов Советского Союза и никогда раньше совместно не выступали. Подавляющее большинство участников были одеты так же, как и наши спортсмены, с той лишь разницей, что под «Супер-калипсо» они надевали резиновый жилет, а наши ребята — тонкую куртку: с ней гораздо теплее, но труднее вентилироваться и нырять. Часть спортсменов имела гидрокостюмы типа «Эскимо», под куртку этого костюма не нужно ничего надевать, так как его толщина 7—8 миллиметров. Перчатки лучше всего иметь пятипалые. Основная масса участников соревнований охотилась в коротких ластах, отдельные спортсмены — в длинных. На Кубе и в Чили длинные ласты были не нужны, так как охота там велась в основном в рифах, на глубине 5—8 метров, а в Адриатике они очень кстати: легче проплывать значительные участки акватории в поисках рыбы, бороться с течением, нырять на значительную глубину. 
  Наши подводные ружья мало чем отличались от тех, которыми пользовались спортсмены из других стран: «тигры», «ягуары», «стены», «мини-стены» и пр. Вместе с тем были и новинки. Одна из них — итальянское ружье «Драго». Оно выпускается трех размеров: длинное, среднее и короткое. Наибольший интерес представляет среднее ружье длиной 850 миллиметров. Оно легкое и маневренное, плавает в воде, имеет два переключателя силы боя, облегченную зарядку, передвижную рукоятку. Но главное «открытие» для нас вот в чем: надо осва- ивать глубоководную охоту. У нас на Черном море почти никто продолжительное время не занимался подводной стрельбой на глубинах 20—25 метров потому, что можно брать горбылей или кефалей и на глубине 3—8 метров. Теперь советские спортсмены должны освоить по существу новый вид стрельбы—глубоководный, причем обязательно на рифовую рыбу. Опыт международных соревнований на Кубе, в Чили, Югославии говорит о том, что рифовая рыба — основная добыча спортсменов. Например, на первенстве городов Европы в Югославии на мелководье у берега из 92 участников лишь четверо взяли лавраков. Поэтому я считаю, что в будущем при подготовке членов сборной СССР к состязаниям в Югославии следует ориентировать спортсменов только для стрельбы по рифовой рыбе. 
 По материалам журналов  Спортсмен-подводник
А. Рыбкин