Откровенный разговор с подводной властью. Интервью журнала "Мир подводной охоты" с президентом РПФ Анной Аржановой | Подводная охота

Откровенный разговор с подводной властью. Интервью журнала «Мир подводной охоты» с президентом РПФ Анной Аржановой

Откровенный разговор с подводной властью. Интервью журнала "Мир подводной охоты" с президентом РПФ Анной Аржановой

     Давай поговорим про Анну Аржанову. Читателям, думаю, небезынтересно будет узнать, кто стоит у руля подводной власти в нашей стране. Анна родилась, жила, и дожила до поста президента РПФ. Как это все произошло?

 — Я экономист по образованию. Мастер спорта по стрельбе из пистолета. Занималась туристическим бизнесом. Увлекалась и увлекаюсь до сих пор подводной охотой. Конечно, подводная охота для многих не является спортом. Я знаю очень хороших морских охотников, которым соревнования не интересны. Думаю, они могли бы показывать хороший результат.

  

Давай вернемся к Анне Аржановой и РПФ.


 — Мне были интересны новые проекты. Недовольство людей в подводном спорте росло тогда с каждым годом. На соревнования ездили те спортсмены, на которых в регионе могли найти деньги (я говорю в первую очередь о плавании в ластах, признаной Международным Олимпийским комитетом дисциплиной). Появилась инициативная группа, и была создана новая организация. Состоялось собрание тренеров по плаванию в ластах, на котором присутствовали я и В. Сташевский (Валентин Григорьевич Сташевский – президент Конфедерации Подводной Деятельности России). Я взяла на себя обязательство за то, что основной состав сборной команды России будет выезжать на Чемпионаты мира и Европы за счет федерации, Валентин Григорьевич сказал, что у него таких возможностей нет. Вопрос был решен с точки зрения спортивной общественности. Так начался новый этап… Но спорт – это не только деньги, это построение структуры: жесткие правила, жесткие критерии отбора, жесткая дисциплина. Результаты не заставили себя ждать. В 2009 году на Чемпионате мира мы впервые после двадцатилетнего перерыва завоевали первое общекомандное место в плавании в ластах, опередив сборную команду Китая.

   

Сейчас всё улеглось с КПДР? Были ведь очень серьезные упреки в твой адрес.

— Не упрекают только тех, кто ничего не делает. Главное результаты. Мы по подводному спорту впереди планеты всей.

 

Поделила ли РПФ с КПДР зоны ответственности и власть или продолжается борьба за влияние в дайверском мире?


— На сегодняшний день дайвингу могут обучать где угодно и как угодно. Принимаются почти везде любые сертификаты. Из России, возможно, нет, но от организаций, которые себя хоть как-то зарекомендовали, да. Более того, во многих странах квалификация определяется чек-дайвом, и карточка – это не главное. Как спортивная организация, РПФ может предложить для дайвинга еще и спортивную составляющую. Что это такое: возможность соревноваться в бассейне, становиться чемпионами России и мира, получать разряды и звания для дайверов; возможность открывать секции, получать зарплату для инструкторов и тренеров; использовать возможности и льготы для дайв-центров. «Борьба» с КПДР заключается в том, что КПДР настаивает, что дайвинг – это туризм, и дайвинг, как спорт — это плохо.

 Для тебя руководство РПФ – это амбиции, власть, деньги, самореализация?

 
— Это огромный опыт в жизни, в политике, общественной жизни. РПФ мне дает все, — это моя жизнь со всеми ее радостями и огорчениями. Деньги? Деньги – это инструмент. Без инструментов ты не можешь выполнить хорошо свою работу. Те задачи, на которые выделяются спонсорские и бюджетные деньги, выполняются с большим успехом – например, быть мировыми лидерами в подводном спорте. Те направления, в которых хорошие результаты не прогнозируются, не интересны для финансирующих.

  

Скажи, РПФ – это ступень для чего-то дальше? Есть идеи, чем заниматься дальше в жизни, или твоя будущая жизнь будет связана с РПФ?


— РПФ сама по себе имеет много ступеней, но есть еще и международная деятельность, политика. Будет ли моя будущая жизнь связана с РПФ, не знаю. Пока такой вопрос не стоит.

 

У меня есть специальный вопрос. Твоя главная удача и главный промах за все время руководства РПФ?


— Иногда промахи превращаются в дальнейшие упехи. Делаешь ошибку, потом исправляя ее, добиваешься лучшего результата. Главные промахи для меня – это разбитые отношения с некоторыми людьми, это не склеить. Самая большая удача? Наша федерация является одной из лучших, по оценкам Минспорта и по оценкам многих моих соратников из других федераций. Мы стараемся всегда идти впереди. Иногда это получается вразрез с сегодняшними позициями общества, но потом выясняется, что мы были правы. У нас была история, когда в 2007 году мы отстранили ведущих спортсменов от чемпионата России за то, что у них были найдены следы от уколов. Это нарушение допингового кодекса, хотя следов допинга у них в пробах не нашли.

 

А как же, если это нужно по медицинским показаниям?

— Это целая система правил. Если тебе по медицинским показаниям делают внутривенные инъекции, то оформляются специальные документы, отсылаются в федерацию, главному тренеру и врачу сборной. Есть вещи, которые обязательны к исполнению. В 2007 году в Италии проходил чемпионат мира по всем подводным дисциплинам, а в Италии применение допинга преследуется законом, вплоть до уголовного наказания. Российская сборная насчитывала почти 100 человек. Трое спортсменов приехали на отбор – на чемпионат России с исколотыми руками. Они были дисквалифицированы. Мне тогда пришлось общаться со многими спортивными руководителями и объяснять, что, я не буду рисковать из-за троих спортсменов всей сборной страны (если находят допинг у нескольких человек в команде, может быть дисквалифицированна вся сборная). Я настояла на своем. Через полгода российских спортсменов по другим видам спорта начали дисквалифицировать за те же нарушения на Кубках мира, пошли скандалы международные.

  

По поводу финансовых интересов. Перейдем к тому, что беспокоит каждого налогоплательщика и профессионального спортсмена-подводника в нашей стране. Где деньги и куда смотрит власть?


 — С деньгами ситуация такая. Приоритет отдается олимпийским видам, в неолимпийских видах – «медальным». Бюджетные деньги в подводном спорте выделяются на: медали и грамоты для чемпионатов и первенств России; учебно-тренировочные сборы только на территории РФ (в них участвуют лидирующие спортсмены страны — победители и призеры Чемпионатов мира и Европы); билеты для выезда на чемпионаты и первенства мира и Европы;оформление виз для выезда на чемпионаты и первенства мира и Европы. Все деньги перечисляются на аккредитованную Министерством туристическую компанию, которая занимается оформлением билетов, виз и УТС. На участие в соревнованиях (проживание, питание, долевой взнос) бюджетные деньги не предусмотрены. Бюджетные деньги общероссийским федерациям не перечисляются и никогда не перечислялись. На каждого спортсмена сборной команды, которому выписывается билет пишется план-обязательство занять призовое место. После каждой поездки – отчет. Поэтому для подводной охоты получить бюджетные деньги можно максимум на билет старшему тренеру и на медали и грамоты на Чемпионат России. Финансирование внебюджетное составляет 80 % годового бюджета федерации. Это целевое спонсорство на конкретные мероприятия и задачи: выезд основного «медального» состава спортсменов на Чемпионаты мира и Европы – (15-20 человек плавание в ластах, 10 человек ориентирование, 2-3 человека апноэ, 10 человек – плавание в ластах юноши); премиальные чемпионам мира; проведение международных и всероссийских соревнований, международная деятельность, издание учебных материалов. В 2010 году на подводный спорт выделили около 3 млн рублей на 10 соревнований и 4 УТС. Затраты были расписаны по предусмотренным статьям расходов. Большая часть денег идет на плавание в ластах. Подводной охоте досталось два билета в Хорватию. На подводное регби вообще ничего не выделяется.

 

Сколько команд, интересно, по подводному регби у нас в России?


— Мало, конечно. Регби, занимаются всего в нескольких регионах России от силы 200-300 человек. Для сравнения плаванием в ластах занимаются тысячи, на чемпионатах России выступает порядка 200-250 человек из 25 регионов.

 

Давай пофантазируем. Предположим, регбисты будут брать золотые медали на чемпионатах мира. Регбистов, ты говоришь, 200 человек во всей России. С другой стороны, имеется под 300 тысяч подводных охотников, из них около 1000 профессиональные спортсмены, выступающие на соревнованиях Но подводная охота у нас медали не берет на международных состязаниях. Соответственно, государство финансирует самый «медальный» спорт – регби. Но кому это важно? Двумстам регбистам? Парадокс. А на чемпионаты по подводной охоте денег нет.

 — Подводных охотников у нас много, только профессиональных спортсменов у нас в стране максимум человек сорок. Все они участвуют в календарных соревнованиях Минспорттуризма, которые проводит РПФ. Для государственных структур других спортсменов не существует. Все эти «так называемые чемпионаты России» по версиям различных клубов и организаций для госструктур лишь массовые мероприятия с элеменом убийства животных. Утром приехали – зарегистрировались, сели в машины, вечером привезли рыбу. Это что, спорт? Многие приезжают туда отдохнуть «побухать, поохотиться, опять побухать» (читай отзывы участников этих соревнований на форумах). Конечно, есть очень хорошие соревнования, с честными принципами, с серьезным судейством, но их не существует для Минспорта. Объясню, почему финансируется в основном плавание в ластах. Это спортсмены, которые полностью себя посвящают этому виду спорта и тренируются. Этот вид спорта приносит здоровье детям, медали стране, в честь наших спортсменов играет гимн России, Мы не можем сделать приоритетной подготовку охотников, а не спортсменов по плаванию в ластах, которые завоевывают золотые медали на Чемпионате Европы или мира. Если наши спортсмены-охотники не поедут на Чемпионат мира, будет обидно, если не поедут спортсмены-пловцы, то будет трагедия, не будет медалей, стипендий, зарплат тренеров.



В этом году в ходе моего общения с представителями крупного отечественного подводного бизнеса часто возникал вопрос об отношениях бизнеса и спортивной федерации. Мы сейчас живем в век открытых тендеров, аукционов и прозрачной системы госфинансирования. Возникает такой вопрос: к примеру, я, Василий Пупкин, хочу быть спонсором нашей команды. Где объявление о тендере, где его условия? Куда я должен подать свою заявку, чтобы мне официально ответили: «Да, Вася Пупкин, Вы официально получаете звание генерального спонсора российской сборной по подводной охоте, потому что Вы дали денег больше, чем Петров или Сидоров. Вы имеете право публично заявлять о том, что Вы спонсор сборной, использовать это в своих коммерческих интересах».


 — Вопрос никогда не стоял, чтобы кто-то дал больше денег, и была бы драка за право финансировать сборную. РПФ отправляет сборную по подводной охоте с 2004 года, как только была получена аккредитация. Единственная компания, которая полностью профинансировала участие сборной России по подводной охоте, была компания «Три измерения» (2006 год). Что касается других лет, то это всегда было частичное финансирование. (Прим. Читайте на сайте РПФ www.ruf.ru справку о финансировании подводной охоты с 2004 по 2010 год)

 

Может быть, завтра появится какой-нибудь амбициозный человек или компания, которые заявят о своем подобном желании. Было бы правильно, если бы условия спонсорства по российским чемпионатам и международным состязаниям были объявлены РПФ открыто до марта, чтобы все компании, желающие получить официальный статус, имели равные права и возможности. Например, 1 мая официально объявить: «Компания Пупкина предложила сборной России такие-то условия, других предложений не было, Федерация согласилась принять это предложение. В следующем году мы предлагаем всем предъявить свои пожелания до такого-то числа». В случае незаявления выигрывает тот человек, который хоть что-то предложил.

— У нас нет суперспонсоров из бизнеса, занимающегося подводным снаряжением. Спонсирование сборной России с точки зрения рекламы намного менее выгодно, чем оплата рекламных и заказных статей в профильных изданиях. Зачем платить 25 тысяч евро за команду и получать небольшие очерки в «Мире подводной охоты», когда за эти деньги можно купить полжурнала и написать там все что угодно. Мы приветствуем любую компанию или персону, готовую поддержать сборную.  

   

 А как у них за границей? На крайнем чемпионате мира генеральным спонсором был Mares. Почему именно этот бренд был выбран?

— Mares заинтересован проводить Чемпионаты, у них большой рынок в Хорватии. Другие компании и не предлагали свою помощь. Там тоже очередь денег дать не стоит. Другое дело, спонсирование спортсменов. В западных странах каждая компания, каждый бизнес, даже кафе спонсирует какого-нибудь спортсмена или команду. Законодательство многих стран предусматривает налоговые льготы для компаний, спонсирующих спорт.

 

 На нашей планете есть еще множество структур, которые пытаются регулировать подводную деятельность. PADI – совершенно понятная коммерческая структура, умело зарабатывающая деньги. А у CMAS больше духа спорта, больше каких-то мифов и легенд про Кусто и прародителей дайвинга на Земле. Но у CMAS слабовато с пиаром и информационной активностью, мало кто знает, чем живет эта Федерация. Во французском CMAS какой-то раскол уже пошел, я слышал…

— Во Франции каждый дайвер должен иметь карточку федерации – CMAS, это законодательством страны предусмотрено, и больше всего именно французы покупают в CMAS карточки, свыше 40% всех выпускаемых карточек. Можно учить по PADI, по NAUI, но карточку CMAS ты иметь обязан. Сегодня во многих странах принимают любые карточки. Например, немецкая национальная федерация выпускают свои карточки, потому что везде их принимают. Что касается систем, то это бизнес. У кого лучше сервис, реклама и мененджмент, тот и будет впереди. Не знаю, когда это дойдет до России, у нас далеко не все обращают внимание на качество обслуживания. Например, кому на западе придет в голову на пляже без подготовки, без обучения, надеть на себя старое ржавое оборудование, привязать к себе веревку и пойти нырять в море? Такое отношение к сервису и со стороны оказывающих услуги и со стороны пользователей услуг возможено только в России.

 

У нас ведь принята государственная сертификация услуг в области дайвинга, насколько я понимаю, есть ГОСТы по дайвингу, не так ли?


— ГОСТы – не работают. Они есть, но ты не обязан по ним работать. Каждая организация может разработать свои стандарты (или не разрабатывать) и работать по ним (или без них). Называется это саморегулируемая организация. Идет погоня за деньгами, люди торгуют дайверскими сертификатами. Нет никакой системы, регулирующей эти отношения. А люди, которые выдают сертификаты, ничем не рискуют. Если покупатели сами захотели без всякой подготовки заняться дайвингом, то это они сами берут за свою жизнь ответственность, а продавцы сертификатов получили свои деньги – и всё, никто их не может ни в чем обвинить. Государственной сертификации услуг не существует. Есть добровольная сертификация. На сегодняшний день только одна организация аккредитована Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии и имеет право проводить добровольную сертификацию услуг в области подводного спорта и дайвинга. Эта организация использует стандарты РПФ. Но еще раз повторяю, сертификация дело добровольное.

 

У CMAS есть вообще идеология развития? Насколько я понял, мы идем к децентрализации, то есть в каждой стране своя федерация, которая свободно регулирует ситуацию, и нет смысла иметь некую всемирную структура, потому что ментальность разных регионов может препятствовать этому из-за разных идей и подходов. В части организации международных соревнований федерации должны иметь некий координационный центр, который просто созванивается со всеми и договаривается насчет проведения чемпионата.


 — В CMAS существуют стандарты обучения. И каждая федерация, которая вступает в СMAS, подписывает договор о том, что она будет эти стандарты выполнять. Но каждая федерация может ужесточать требования стандартов, согласно национальному законодательству и требованиям безопасности. СMAS требует от федерации выполнения своих стандартов.  

   

А как они фактически это проверяют?

— Никак. Однако, если о нарушениях станет известно, то к ней могут быть применены санкции.

  

Если мы говорим о том, что существуют и национальные сертификаты, которые тоже почти везде принимаются, то функция CMAS до конца не ясна.

 — CMAS – это конфедерация национальных федераций. Это спорт, стандарты, объединение людей. PADI – успешная коммерческая структура, использующая принципы сетевого маркетинга. Поэтому CMAS, как общественная организация проигрывает в бизнесе бизнес структуре. Если говорить о PADI – в рекламу и развитие были вложены большие деньги, раскручиванием PADI занималась одна из самых известных рекламных компаний Америки. В общественной организации люди в основном работают бесплатно, то есть без инструмента под названием деньги.

 

 А есть ли у СMAS молодой фронт? Как мы видим, возглавляют эту организацию люди, которые уже достигли достаточно зрелого возраста.


— Есть проблемы управления, их надо решать. Как любая общественная организация, она очень сложна в управлении, есть люди старой формации, которые не хотят ничего менять.

 

На каких федерациях держится СMAS?


— СMAS это конфедерация равноправных организаций, но 75% всей спортивной и технической деятельности CMAS – осуществляют Европейские страны. В свое время даже была создана CMAS Европа, но пока это организация, которая лишь копирует членов CMAS в Европе. CMAS Европа, к сожалению, организация без прав проведения соревнований или выдачи сертификатов. Вся ее деятельность – 1-2 собрания в год. Годовой бюджет составляет 6500 тысяч евро. Помимо Европы, активно работают Египет, Китай, Япония, Корея, Тайланд, Колумбия.

 

 А сколько вообще стран-членов CMAS?

— Порядка 100 стран.

 

 И все имеет равные права голоса?


— Да, все они равны. Даже те, кто не имеет ни одного спортсмена, ни одного драйвера, все имеют одинаковые права.

 

Вернемся к подводной охоте в CMAS. Образование новой французской федерации подводной охоты произошло не на ровном месте. Французская федерация и французский СMAS резко отнеслись к подводной охоте, решив вывести ее за спорт, и подводным охотникам ничего другого не оставалось, как создать новую федерацию, которая по законам Франции через 4 года получит разрешение представлять Францию в соревнованиях. Известно, что и внутри CMAS периодически возникают всплески активности по поводу того, что охоту надо закрыть. Прокомментируй эту ситуацию, пожалуйста.


— Президент французской федерации – дайвер. Дайверы во французской федерации имеют большинство. Именно они приняли решение об отделении подводной охоты из национальной федерации. Это политический вопрос. В свое время в 90-х годах наблюдалась высокая активность партии «зеленых», и CMAS ради продвижения в олимпийскую программу принял решение о замене подводной охоты на подводную стрельбу, но очень бытро это решение отменили. Сейчас подводная стрельба в CMAS осталась только в воспоминаниях. Правда, в последнее время некоторые страны предпринимают попытку ее реанимировать. На следующей комиссии по подводной охоте будем ставить вопрос о включении в календарный план следующего года соревнований по подводной стрельбе, как подготовительной дисциплины подводной охоты

  

То есть сейчас в СMAS нет никаких придирок к подводной охоте? Никто не выявляет желание об отмене этого спорта?


 — Нет. Проблема заключается в очень разной ментальности людей одной организации: 8 очень разных дисциплин подводного спорта, дайвинг и наука — это почти как лебедь, рак и щука. У каждой федерации есть свои приоритеты. Кто-то занимается только наукой, кто-то только плаванием в ластах, а кто-то только охотой.

 

Все высоко оценили хорватов, которые замечательно подготовились к чемпионату мира по подводной охоте в Малом Лошине, потратив на это явно много денег.


 — Очень много — Mares.

 

 Mares? Ничего себе! Так много денег дали?

 — Да, и деньги, и обеспечение. Есть еще такой важный момент, как волонтерство. Во многих странах для человека почетно на два дня предоставить свою лодку, съездить на соревнования. При этом у них даже мысли не возникает взять за это деньги.

 

Мы уже говорили выше о Василии Пупкине с его спонсорством. Было бы здорово, чтобы вопрос о волонтерстве был поднят на сайте РПФ, потому что кто-то, может быть, готов реально предложить свою помощь и в этом. Просто люди не знают о том, что их услуги востребованы. Может быть, кто-то хочет дать свои катера в помощь спортсменам своей страны.

— Ну да, в Краснодарском крае, например. Там тебе катер на соревнования не то-что бесплатно, по нормальной цене на соревнования не дадут. Двойную цену просят.

 

 Я не поленился, открыл и посмотрел бюджет итальянской подводной федерации, который, кстати, выложен в открытом доступе у них на сайте. Там очень внушительная сумма, я удивился. Мне понравилась одна из глобальных строчек прихода денег – это спортивные лотереи. Насколько я понимаю, это та модель, которая позволяет многим федерациям в Европе финансировать свою деятельность. Видимо, они получают какую-ту часть от всеобщей спортивной лотереи либо выпускают свои лотерейные билеты. Какая у нас ситуация? Какие у нас есть способы честного изъятия денег у населения федерацией?

 — Основа любой общественной организации – членские взносы. Нет ни одной федерации в мире, в которой спортсмены, участвующие в соревнованиях, не платят какие-либо взносы. Если мы говорим об итальянской федерации FIPSAS (федерация подводного спорта и рыбной ловли), то они собирают взносы с каждого подводника и с каждого рыбака. Это там считается нормой и это закон. Таких людей несколько миллионов, а платят они по 10 евро в год. Можно и лотерею организовать. К любым взносам в нашей стране отношение очень плохое.

 

 Есть люди, не имеющие отношения к спорту, они обычные подводные охотники, которым просто хочется иметь азарт – кто первый, кто второй, они делают свои чемпионаты. Я клоню к тому, что в системе должна быть логика – зачем мне карточка? Например, чтобы я точно знал, что я хороший парень, я целенаправленно сдал взнос за то, что я охочусь на рыбу в своей стране, чтобы меня правильно идентифицировали рыбинспекторы, что я ныряю как сертифицированный любитель, а не как браконьер, чтобы набить себе рыбы. Вот что я должен понимать. У меня такое ощущение, что РПФ очень далека от народа, вам больше интересны спортсмены-ластовики, которые медали приносят. Проще управлять этой спортивной настройкой, а народ – это не ваш профиль. Какая миссия у РПФ?

— В первую очередь мы несем ответственность за выступление сборной, поэтому плаванию в ластах и отдается приоритет в спорте. С охотой сложнее, очень мало, кто к ней относится как к спорту. У нас отсутствует обратная связь. Насколько я знаю, у нас нет такой проблемы у подводных охотников, чтоб они не могли ее сами решить. На водоемах они охотятся без всяких удостоверений. Закон и для подводных охотников, и для рыбаков один. Однако, там, где запрещают подводную охоту любителям, могут разрешить спортсменам. Здесь, возможно, и нужна будет спортивная лицензия.

  

В последние годы обсуждался вопрос, что надо все-таки сертифицировать подводную охоту. Участились травматические случаи, надо образовывать граждан. Что происходит в этой связи?


 — Пока вопрос о сертификации в нашей стране не стоит. В других странах эта система отлажена. Например, в Испании госструктура выдает лицензии на подводную охоту на основании карточки национальной федерации по подводному спорту. Почему? Очень просто. Федерация несет ответственность за то, что выдает карточку только обученному человеку. Если в нашей стране будут вводить ограничения, тогда мы действительно сможем быть полезны охотникам. Сейчас в РПФ работает комиссия по подводной охоте, есть программа обучения подводных охотников и инструкторов по подводной охоте. Создана электронная база и система страхования. Что касается обучения сегодня, то не все хотят учиться. Многие подводные охотники –люди амбициозные, считающие, что они не нуждаются ни в каком обучении, они и так все знают. Уговаривать бесполезно, кто считает для себя это нужным, приходит к нам сам.

 

Показателен опыт Прибалтики. Просто приняли тотальное решение о том, что человек, находящийся со снастью, удочкой или ружьем на водоеме, должен иметь «корочку» с наклеенной годовой маркой. Марка стоит 10 долларов, условно говоря. Если нет марки – ты не рыболов, ты вообще не имеешь право рыбу ловить в этой стране, ты никто. Ты – человек, который добывает ее незаконным способом. Собранные деньги идут на зарыбление, очистку берегов и т.д. Это первое. А второе – это частные озера. Вот два пути, по которому идут все страны мира: частные водоемы и федеральные «корочки». Но для этого нужна государственная воля, скорее всего, последует социальный взрыв. Если всех обязать специально иметь «корочки», могут сказать: «Какие еще «корочки»! Мы как ставили сетки, так и будем ставить. У нас все общее, все ничейное и никому не нужное». Пряник обязательно нужно придумать, причем чтобы я лично сам постучался и сказал, что первым хочу получить эту «корочку»: «Дайте мне эту «корочку», я хочу обязательно ее иметь, потому что у меня тут бонусов столько!»
А еще лучше доплатить и какую-нибудь безлимитную карточку оформить.

— Может быть, подводные охотники сами могут сказать, какие «пряники» им нужны в федерации.

 

Я уже коснулся проблемы дистанцирования РПФ от общественной жизни. Еще одним следствием этого стала потеря интереса подводного сообщества к официальным соревнованиям, проводимым РПФ. Если раньше чемпионат России привлекал всеобщее внимание и «Чемпион России» звучало гордо, то сейчас все не так. Люди не видят рейтинга, количество участников не превышает 30–40 человек, большая часть из которых местные жители. Все это снижает статус. Непонятно также, как добиться нужного рейтинга, чтобы отобраться в международную сборную России. Ситуация патовая: падает интерес и общества, и спортсменов, и спонсоров.

 — Довольно легко объяснить. Часто люди не понимают и не знают, что такое Чемпионат России, поскольку ваши журналы все соревнования называют чемпионатами и кубками России. Не существует нескольких чемпионатов России по версии разных организаций. Чемпионат один и чемпион может быть только один. Это основной принцип спорта Fair play (честная игра). Если для спортсмена «чемпионатов» существует несколько, какая разница, в каком участвовать. Лучше поехать туда, где проще рыбу добыть, чем туда, где нужно с Кузнецовым (Михаил Кузнецов – многократный чемпион России) состязаться. Люди приезжают на официальный чемпионат России, не берут ни одной рыбы, потому что правила жесткие, и больше не хотят приезжать позориться. Зато, можно поехать на «чемпионат России» по версии РФПР, утром зарегистрироваться, сесть в машину, а вечером привезти рыбу сдать. Где ты ее взял, никто проконтролировать не может. То, что некоторые «спортсмены» рыбу просто покупают, а потом становятся чемпионами России, да еще и призы от спонсоров получают, это известный факт. Основная задача Чемпионата и Кубка России выявить сильнейших спортсменов для участия в чемпионате мира или Европы, а не собрать 200 участников. Согласно нормативным актам Министерства спорта, туризма и молодежной политики РФ, документом, определяющим состав сборной команды России, является «Положение по отбору в сборную», а не рейтинги.

  

Ну и где рейтинг участников Всероссийских соревнований? Никто не знает, где он. «Питерские» делают свой рейтинг, по привычке спорят с Федерацией федеральной, у черноморцев тоже свои амбиции. Единственное, что способно всех объединить, это честный и понятный общероссийский рейтинг. Как в теннисе – первая ракетка мира, двадцать первая…

— Не думаю, что надо составлять рейтинг для трех соревнований разного ранга, в которых участвует только 30-40 человек и только 10-15 из них берут рыбу. Какой рейтинг?! В теннисе проводится огромное количество равнозначных соревнований, и рейтинг составляется для болельщиков и для спонсоров. Он стимулирует лучших теннисистов участвовать во всех соревнованиях. С этого года мы начинаем проводить Всероссийские соревнования на пресноводных акваториях, которые не смогут входить в систему отбора в сборную. На этих соревнованиях можно будет присваивать разряды и звания. Для них обязательно будем делать отдельные рейтинги. Правила на этих соревнованиях будут такие же жесткие, но условия для многих наших охотников подходящие и привычные.

 

Есть идея сделать Большой Российский Суперкубок, на котором РПФ будет одной из равноправных федераций, причем кубок по строгим правилам. Его нельзя будет назвать «междусобойчиком» или фестивалем. Пригласим все действующие федерации – РФПР, питерцев, калининградцев и т.д. Каждый год будем менять акваторию и принимающую сторону. Необходимо объединительное мероприятие под всеми флагами при общем равноправии. Важно сделать такое событие, чтобы люди, которые «варятся» внутри своих регионов и участвуют только во внутрирегиональных состязаниях, получили приглашение раз в год собраться на интересное и, главное, представительное соревнование. Насколько РПФ готова сказать «да»?

— РПФ готова проводить и участвовать в мероприятиях любого формата. Только зачем вам все эти федерации, вам нужны спортсмены-участники. По большому счету спортсменам все равно, какая федерация. Им нужен либо хороший праздник, либо призы, либо разряды, либо отбор, а лучше все вместе. Для проведения масштабного праздника и выдачи призов нужен спонсор, для присвоения разрядов и отбора в сборную — РПФ. Если у какой-то организации есть идея провести праздник с призами — отлично, проводите. Любое мероприятие, даже фестиваль, это хорошее дело. Но РПФ не включает в календарный план Минспорта соревнования каких-либо федераций.

 

 Или включаем?


— Соревнования, включенные в календарный план Минспорта – это официальные соревнования РПФ, мы несем ответственность за их проведение, выполнение правил, присвоение разрядов и судейских категорий. Если кто-то хочет участвовать в организации крупномасштабных соревнований, мы с удовольствием можем дать официальный статус таким соревнованиям. Я еще раз повторюсь, это вопрос формата, а участники-спортсмены к буквам РПФ, РФПР и другим имеют отношение в виде годовых взносов. Более того, мы сейчас ушли от системы членских взносов, просто каждый спортсмен, участвующий в официальных соревнованиях обязан быть зарегистрирован на сайте «Страна спорта» и застрахован. За это он платит годовой целевой взнос. И ты можешь быть хоть питерцем, хоть калининградцем, хоть РФПРовцем. Я не понимаю, зачем мы должны руководить подводными охотниками, пусть они сами выбирают, что им нужно.

 

Ответ понятен. Часто амбициозные спортсмены задают мне такой вопрос: «Я готов участвовать в соревнованиях РПФ, готов биться за рейтинги. Что нужно, чтобы пробиться в сборную?» Как была сформирована сборная этого года? Как она будет формироваться в следующем году? Где гарантии того, что человек будет занимать второе или третье место по рейтингу и поедет на чемпионат мира?

 — На Чемпионат мира 2010 года из тех, кто готов был на месяц уехать в Хорватию, отобрались согласно «Положению об отборе в сборную» только М. Кузнецов и А. Уткин. Согласно тому же положению, окончательный состав участников определяет старший тренер. Поэтому было предложено нескольким спортсменам приехать на отбор в Хорватию. Назовите мне хоть одного спортсмена, из тех, кто участвовал во всероссийских соревнованиях, кто мог бы хорошо выступить на Чемпионате мира и которого не пригласили на отбор в Хорватию.

 

А как же Владимир Докучаев?


— В. Докучаев заслуженный, имеющий опыт спортсмен, который много раз выступал на международных соревнованиях в Хорватии. Он должен был ехать при условии, что выступит хоть на каких-нибудь Всероссийских соревнованиях. Его лично просили выступить хотя бы на питерских всероссийских соревнованиях, которые проходили в июле. Он этого не сделал. Мы не имеем права брать спортсмена, который не участвовал во Всероссийских соревнованиях. Как только нам сообщили, что В. Докучаев не участвовал в соревнованиях, Павел Антонов,старший тренер сборной России, срочно стал обзванивать людей, которые могут поехать, чтобы там, на месте, определить, кто будет выступать за сборную России.

 

 Как будет формироваться сборная команда в 2011 году? Когда мы поймем, кто поедет на чемпионат Европы в следующем году?

— Чемпионат России 2011 г. проходит либо во время, либо после чемпионата мира. Поэтому, естественно, учитываются результаты 2010 года плюс соревнования, которые пройдут в следующем году. Скорее всего, отбор третьего спортсмена и запасного пройдет непосредственно в Португалии.

 

 А мы никак не можем заявить Краснодарский край?

— Краснодарский край? Боюсь, что нет.

 

В связи с чем? Я думаю, если бы мы заявили, то нашли бы спонсора в стране
.

 — Сначала мы получаем поддержку от регионального правительства, потом гарантии спонсоров и только потом заявляем соревнования.

 

Для этого нужно заранее искать спонсора: «Вы хотите, чтобы мы заявили чемпионат Европы в нашей стране?» Пока не объявишь, не будет понятно. Потенциально это возможно, потому что, конечно же, чемпионат Европы на своей территории – это хорошее мероприятие, которое привлекло бы болельщиков.


 — В охоте без серьезного обеспечения и спонсоров не обойтись. Я знаю региональное отношение людей: «А-а-а! Чемпионат! Денег давайте, и побольше!» Какая поддержка? Какие там волонтеры! В Краснодарском крае найдутся волонтеры, которые захотят бесплатно таскать лодки и катера для курортников-подводников? Задача черноморцев –изымать деньги курортников. Еще все уверены, что нам на Чемпионаты миллионы выделяют. Для справки: на проведение Чемпионата Европы по плаванию в ластах в Казани в 2010 году нам не выделили ни копейки из федерального бюджета.

 

 Вернемся к сборной страны. Перед тем, как ты объявишь состав сборной, мы опубликуем либо на сайте, либо в журнале текущий рейтинг: этот человек попадает, потому что он первый, этот – потому что второй, а третий человек попадает потому, что все остальные, стоящие перед ним, решили, что не поедут. В итоге что – как тренер решит, так и будет?


 — Старший тренер определяет итоговый состав.

  

То есть подобная модель прописана в регламенте?


 — Да. В Положении по отбору в сборную. Конечно, будет идеально, если на окончательный отбор на место проведения соревнований поедет 6 человек. Все шестеро в течение месяца готовятся, обныривают акваторию и забивают точки для всей команды. Это командная подготовка, все готовят основу для соревнований. Дальше определяется основной состав 3 человека, один запасной, остальные в лодках помогают основным спортсменам, т.е. они тоже участвуют в соревнованиях. Это очень важно. Естественно на эту схему денег нужно в два раза больше.

 

 Спасибо за интересный разговор. Надеюсь, мы прояснили для наших читателей обстановку с работой вверенной тебе федерации. Теперь будем следить за реализацией обещанного тобой плана – сборная, рейтинги, тендеры и т.д. Так сказать, «народный контроль». Пожелаем и тебе, и нам скорейшего воплощения задуманного.

 По данным  официального информационного портала Федерации Подводного Спорта России

А.Рыбкин