Подводная охота с Хосеба Керехета длиною в два года. Подводная охота в Панаме. | Подводная охота

Подводная охота с Хосеба Керехета длиною в два года. Подводная охота в Панаме.

Подводная охота с Хосеба Керехета длиною в два года. Подводная охота в Панаме.
     Контрабандисты

     Переполненный эмоциями, я решил покинуть Колумбию и продолжить свой путь. Панама находится рядом, но покинуть это изолированное место оказалось непросто. Я не хотел подвергать себя риску, возвращаясь внутренними районами страны, но другого выхода не знал. Но поговорив с местными жителями, я принял несколько рискованное решение, которое в конечном итоге стало ключом от двери в Панаму. Как ни парадоксально, здесь нет строгого контроля морской границы между двумя странами, и это одна из причин безнаказанности действий контрабандистов. И я познакомился с одним из них. Раз в месяц он ездит в Панаму, его специализация — "транспортировка" бытовых электроприборов. Неизбежный торг дался нелегко, и мы заключили сделку на $ 30.

     Добро пожаловать в Панаму

     После двенадцати часов плавания вокруг побережья, пронизанного джунглями, мы прибыли в Пуэрто-Пинья, деревушку, расположенную уже на территории Панамы. Казалось, что прошла уйма времени, но, несмотря на качку и сильный ливень, а также на то, что нас было пятеро, а это приличный вес, лодка с мощным мотором в 40 л.с., быстро доставила нас в пункт назначения. Пуэрто-Пинья — маленькая рыбацкая деревня, населенная главным образом индейцами и цветными, там царит очень спокойная атмосфера. Прежде всего, моё первое обязательство – зарегистрировать въезд в эту страну. Для этого я обращаюсь в небольшой полицейский участок, где после неформальной беседы, во время которой я объясняю, что меня привезли несколько подводных охотников, мне без проблем поставили штамп в паспорте — добро пожаловать в Панаму!

      Мутная вода и акулы -плохое сочетание

      Главной ценностью здесь является природа, поэтому, мне не стоило больших усилий найти дешёвое жильё. Не составило также труда договориться с рыбаками взять меня с собой (за эту услугу я расплачусь добытой рыбой). Но больше всего обратило на себя внимание то, что никто из местных жителей не занимается подводной охотой. Мне кажется, что они предпочли бы скорее расстрел, чем нырять в воду и там охотиться. Я расцениваю это как неразумный страх, но он широко распространён среди жителей этой деревни. Цвет воды не оставил никаких сомнений в том, что меня ждёт. После нескольких часов хорошей охоты, в основном на золотистых пагров и горбылей, больше всего меня насторожило дерзкое и агрессивное поведение маленьких акул с белыми плавниками. Пока я сидел в засаде, одна из них появилась прямо передо мной, и я инстинктивно выстрелил в неё с близкого расстояния, о чем теперь очень сожалею. Я не понимаю, из чего сделаны эти животные, потому что агония акулы длилась очень долго, что не могло не вызвать у меня жалость. Выстрел был смертельным, но мне стоило больших усилий поймать её. О том, как я выпустил гарпун, лучше не говорить. Единственная польза, которую я извлёк из этой ситуации та, что перед решительной атакой акулы, даже не очень крупной, будь ты вооружён ружьём, нет никаких гарантий на спасение. Как в Эквадоре и Колумбии, охота в этих условиях вызывает бурю эмоций, но здесь она более напряжённая. И поскольку положение дел не улучшалось, я решил поехать в столицу, чтобы восстановить утраченные силы и оборудование. Мне нужно было немного расслабиться и сменить обстановку. Я намереваюсь на некоторое время забыть о Тихом океане и в поисках теплой прозрачной воды отправиться на Карибское море, поскольку испытываю такое сильное напряжение, что в любой момент у меня может произойти настоящее нервное потрясение.

      Архипелаг Сан — Блас

      За одиннадцать долларов я купил билет на судно, полное крыс, которое идёт до столицы. Условия были далеки от роскоши.Проклятые "зверьки" не дали сомкнуть глаз, и 24 часа плавания в таких условиях оказались очень утомительными. Прибыв на место и получив комнату в скромном пансионе, я посетил местный магазин товаров для дайвинга, где задал вопрос о подводной охоте на панамском побережье Карибского моря. И меня познакомили с двумя хорошими охотниками этого города — Марсело и Биллом, которые очень хорошо отнеслись ко мне. Они рассказали об архипелаге Сан-Блас, где живут индейцы племени Куна, по их мнению, это самое лучшее место для подводной охоты. Кроме того, они назвали мне имя подводного охотника, который хорошо знает эти воды. Об отдыхе я и думать забыл. Может показаться смешным, но после стольких месяцев охоты на крупную рыбу в мутной воде желание делать это в более комфортных условиях становится непреодолимым. Спокойные воды с неограниченной видимостью – вот то, о чём я мечтал. Обычным способом попасть на остров является небольшой самолет, который летает из столицы, и, хотя на этом этапе моего путешествия я с трудом могу себе позволить платить за такие удобства, но всё же этот выбор кажется самым правильным. Другой вопрос, который меня волнует, это то, что, община индейцев Куна являются очень интересной, но вряд ли они будут иметь дело с иностранцем, если не получат за это деньги. Я покупаю билет на самолет за пятьдесят долларов и всего через час пролетаю над спокойным морем, которое усеяно маленькими точками островов и островков. По прибытии на остров Сан-Блас сталкиваюсь с обычной для иностранца ситуацией: все стремятся прокатить меня по туристическому маршруту, что совершенно не входит в мои планы. Бамбино – вот ключевое слово. При упоминании этого имени, принадлежащего местному подводному охотнику, всё круто изменяется, и я без труда добираюсь до острова, где он живет, чтобы, как я уже говорил, познакомиться с ним. Бамбино, невысокий, худощавый охотник, принял меня очень гостеприимно, хотя и с некоторым опасением. Они все очень любезны, но теперь я понимаю, что имели в виду те люди, которые сказали мне, что индейцы неохотно связываются с иностранцами. После предварительной беседы с главой индейской общины о целях моего путешествия мне разрешили остаться здесь на некоторое время. Но я был предупреждён, что должен вести себя достойно, не вызывать каких-либо проблем и, прежде всего, никаких ухаживаний за девушками этого острова (это условие не подлежало обсуждению). Бамбино позволил мне остаться в своем доме, и я должен буду платить за проживание долларами или своим трудом. Я и сам не намерен задерживаться здесь надолго, поскольку мне будет трудно влиться в замкнутое сообщество, живущее на маленьком островке, который можно обойти по периметру всего за 15 минут.

     Охотники за омарами

     В этом спокойном поселении жизнь начинается очень рано. На небольших моторных или вёсельных лодках охотники доходят до ближайших рифов, где со скудным и устаревшим оборудованием охотятся на омаров, ныряя на задержке дыхания, используя палку и лассо. Важно использовать именно эти орудия, поскольку это позволяет им взять омаров живыми и хранить в клетке пока не придет время для транспортировки в столицу. По сравнению с этими орудиями моё охотничье снаряжение выглядит как экипировка из фантастического фильма. Смотреть, как они спускаются на 25 метровую глубину, в огромных очках и маленьких ластах – настоящее зрелище. Пока они делают быстрые погружения, я отправляюсь в окрестности на поиски рыбы. Сравнение неправильное, но, в данном случае неизбежное — приехать с Тихоокеанского побережья, где я брал рыбу более 15 килограммов, и охотиться здесь на рыбу весом 4 или, в лучшем случае, 5 килограммов – ощутимая разница. Но давление атмосферы здесь терпимое в отличие от давления сообщества, которое заставляет ради получения большей прибыли работать каждого ещё быстрее и эффективнее, на пределе своих возможностей. Адаптация является важным качеством путешественника, а также одним из наиболее значимых для подводного охотника; итак, забывая о Тихом океане, я подгоняю свой темп охоты и оборудование к новым условиям. Как бы отвечая на брошенный мне вызов, я с неистовой скоростью начинаю охоту среди рифов на золотистых пагров, груперов, барракуд и морских окуней, стреляя одну рыбу за другой. Я взял много рыбы, удивив и порадовав моих новых друзей; сегодня они получили большую прибыль, а я сделал ещё один шаг на пути вступления в их сообщество.

     Труд и сплочение

     На этом идиллическом острове дни проходят спокойно. Я постепенно замечаю, что отношение ко мне меняется, и чувствую себя здесь уже более комфортно. Эти люди — с характером, но неприхотливые, веселые и трудолюбивые, для них благополучие сообщества превыше всего. Они истово оберегают свою культуру и поэтому отвергают всякое иностранное влияние. Они живут так же, как и жили их предки – в хижинах из пальмовых листьев и без излишеств. Здесь я нашел оазис спокойствия, который, достоин того, чтобы остаться в нем навсегда. Я замечаю, что с каждым днем эти люди становятся всё более открытыми и откровенными в общении со мной. Кроме рыбалки, на острове практически нечем заняться, так что мы пользуемся возможностью проводить долгие часы за беседой. Среди прочего охотники предупреждали меня об акулах и рассказали о недавних трагедиях, связанных с ними. В Тихом океане изобилие пищи делает их менее агрессивными, но здесь всё наоборот: их встречается немного, но когда они появляются, это значит, что они голодны. Еще одна вещь, о которой я узнал из наших бесед, это то, что королевой всех рыб у индейцев Куна является "мила", которую мы называем бешенкой или тарпоном. К сожалению, в результате незаконного отлова этой рыбы на протяжении нескольких лет популяция бешенок в этом регионе значительно сократилась. Слушая их и видя, с какой страстью, они говорят об этой грозной бронированной рыбе, я понял, что стал тем редким человеком, перед которым окончательно распахнулись двери сообщества.

      Царство великих бешенок

      После нескольких дней сбора информации о местах охоты на бешенок и повадках этой рыбы я попросил Бамбино показать мне, по его мнению, наиболее интересные подводные скалы. Он рассказал, что они обычно ловят рыбу в сумерках, когда к рифам приближаются стаи сардин. Моя задача очень проста: залечь на дне и ждать появления стаи сардин, а вслед за ней — своей добычи — тактика, которая в Венесуэле и Бразилии принесла мне удачу во время охоты на барракуд. Оставался всего час до захода солнца, а я не добился никаких результатов: не было видно ни сардин, ни бешенок. Но терпение почти всегда вознаграждается; я думал, что нахожусь уже на грани провала, как вдруг увидел первый косяк сардин. Их постоянные удары хвостами указывали, что хищник где-то поблизости. Не раздумывая, я ложусь на дно на глубине около десяти метров. Благодаря невероятно хорошей видимости, хотя становилось всё темнее, я наблюдаю необыкновенное представление: большая стая крупных бешенок, охотясь на сардин, постепенно приближается ко мне. В конце концов, любопытство заставляет их подплыть настолько близко, что у меня появляется первый шанс. Я стреляю против чешуи, и раненый экземпляр начинает безумный побег. Это представление поразило меня. Крупная рыба, пытаясь освободиться от гарпуна, совершает высокие прыжки из воды, такое увидишь не каждый день. Поняв, что оказался в затруднительном положении, а малейшая невнимательность может стоить для меня потери рыбы, я стараюсь уменьшить напряжение линя, но при таких прыжках сделать это нелегко. К сожалению, в результате одного из скачков гарпун сломался, и я упустил рыбу. Нами овладело разочарование, но до полной темноты оставалось еще немного времени, и я успеваю взять двух хороших рыбин. Лицо Бамбино теперь сияло от счастья, а по прибытии в поселок меня ждало приятное удивление. Реакция жителей, когда они увидели двух великолепных рыб, была поразительной. Они устроили роскошное торжество — никто, нигде и никогда не славил так мою добычу, все жители поселка тепло и искренне поздравляли нас с Бамбино. Я чувствовал себя по-особому счастливым, но не из-за моей добычи, а потому, что понимал: сообщество приняло меня в свои ряды. В течение следующих нескольких недель мне удалось поймать еще несколько бешенок, в том числе 50-ти килограммовых, но всегда на рассвете или закате. Для хорошей добычи есть только сорок магических минут, в течение остальной части дня можно взять лишь небольшую рыбу или поохотиться на омаров, как мои друзья. Пропало недоверие ко мне, никто не взимает плату за моё проживание, охотники продают мою добычу и отдают мне мою долю. Если это место не рай, то, по крайней мере, очень похоже на него.

  

      Гипервентиляция и "отключка"

   

     Если и есть что-то опасное в подводной охоте, так это гипервентиляция, и индейцы Куна могут многое рассказать об этом. Их способ ловли является одним из самых опасных. Они всегда делают гипервентиляцию на поверхности или на борту судна. Несчастные случаи происходят здесь довольно часто: за два месяца, которые я провёл на этом маленьком островке, несколько подводных охотников погибли в результате "отключек", как они говорят. Поэтому они всегда охотятся группами и тем самым почти всегда избегают худшего. Они следуют неизменной схеме: дышат, вызывая гипервентиляцию, ныряют, быстро работая ластами, находят омара, ловят его и очень быстро всплывают. Если они задержатся на глубине дольше, чем необходимо, несчастный случай гарантирован. Охотники спокойно говорят об "отключках", которые происходили с ними, двадцать считается вполне нормальной цифрой, хотя Бамбино, лучший из них, сказал только о двух.

      Тихоокеанское побережье провинции Чирикú

      Я потерял счёт времени, а ведь скоро исполнится год от начала моего путешествия, и я должен готовиться к своему возвращению. Мне было трудно прощаться с жителями этого поселка, но я должен продолжать свой путь. Я возвращаюсь в столицу, и пока пытаюсь приобрести билет на самолет по выгодной цене, со мной остаются Билл и Марсело. Что касается их предпочтений, им нравится охотиться на крупную глубинную рыбу, поэтому мы договорились о совместной охоте на побережье Тихого океана в районе Чирикu, в 500 километрах от столицы. И это одно из моих самых любимых мест в Панаме, благодаря хорошим условиям и возможностям для подводной охоты. Всего за несколько часов попасть из Карибского моря в Тихий океан — истинное удовольствие. После комфортной поездки на автомобиле мы быстро оказываемся в месте назначения. У берега море мутное, но мы намерены идти на отдаленные мелководья. Благодаря связям моих друзей, местный рыбак доставил нас в нужное место. Моё внимание привлекло оружие, которое здесь используется. Ружья из американского дерева длиной 1,5 метра с четырьмя тягами и длинными 8-ми миллиметровыми гарпунами со съёмными наконечниками кажутся огромными по сравнению с моими. Несмотря на их внушительный вид, у меня есть сомнения в их эффективности и точности. При моем первом погружении вижу знакомую картину: море с мутной водой и обилием живности. Спускаюсь в центр огромной стаи каранксов весом от 15 до 20 килограммов, и вижу рыб, на которых вначале не обратил внимания, хотя они являются целью моей охоты – большие ваху (рыбы семейства скумбриевых). Достигнув дна на глубине 20 метров, я устраиваю засаду посреди завораживающего зрелища. Если бы у меня не было конкретных целей, я взял бы любую из рыб, окружавших меня, и она могла бы стать прекрасным трофеем. В скором времени появляется первая ваху. Любопытство притупило её осторожность, и серебристый силуэт приблизился ко мне. Выстрел происходит инстинктивно. И тут начинается самое интересное, поскольку эта рыба славится своим бойцовским характером. Через несколько мгновений линь исчезает с катушки, и мне нужно подсоединить вторую катушку, прежде чем рыба начнет успокаиваться. Тем не менее, благодаря своей невероятной силе, рыба тащит меня за собой более 50 метров. В конце концов, мне удается взять её, и после сеанса катания на водных лыжах новая борозда на стволе моего ружья останется напоминанием о произошедшей борьбе. Самое удивительное в том, что линь, который держал гарпун с рыбой, прошел все эти испытания. Тем временем мои друзья охотятся со своими ружьями, и я наблюдаю за их работой. Три слова описать это ружье: мощность, точность и дальнобойность. Выстрел из него попадает в рыбу даже тогда, когда расстояние кажется недостижимым. Его единственным минусом, помимо цены (около 80 000 песет) является медленная перезарядка, но для этого вида рыболовства такое ружье является идеальным выбором.

      Опасности морской охоты

      Вопреки моим представлениям, большую опасность для подводной охоты в море представляют не только крупные хищники. Так было и в нашем случае. Я едва загарпунил ваху, как она начала быстро вырываться. Тогда Билл решил для надёжности добить её из своего мощного ружья. Пока мы занимались распутыванием линей, появились пять желтохвостов. Чтобы не упустить их, я быстро заряжаю ружьё — при этом линь с моей катушки был полностью размотан — и делаю выстрел. Здесь я допустил серьёзную ошибку. Линь запутался вокруг моей ноги, и рыба потащила меня на дно вслед за собой. Хорошо ещё, что она постепенно теряла силу и начала плыть по горизонтали, что позволило мне контролировать ситуацию. А ведь рыба была не столь велика — около 25 килограммов; боюсь даже представить себе, что может произойти, если какой-нибудь охотник запутается в лине с более крупной рыбой, большим тунцом, например…

       Конец путешествия

       Несколько оставшихся дней я провел на охоте с друзьями недалеко от столицы, на островах с невероятно богатой ихтиофауной. Но теперь, когда они закончились, пришло время прощаться. За прошедший год мне приходилось часто делать это, но в этот раз прощание было особенным. Мой следующий пункт назначения не очередной экзотический или неизвестный край — я возвращаюсь домой. Самолет быстро вернёт меня к точке отправления, и все будет иначе. Я снова буду окружен людьми, как это всегда бывало на протяжении моего путешествия, но теперь другими. Ничего из того, что находилось вокруг меня за этот год странствий, что давало мне душевное тепло. Всё покажется равнодушным и холодным, и я буду чувствовать себя чужим среди людей, которых едва ли считаю по-настоящему родными. Несколько часов назад я простился с панамскими друзьями и знаю точно, это временное расставание. Я испытываю противоречивые эмоции. С одной стороны, очень хочу вернуться домой, чтобы увидеть семью и друзей, а с другой – внутренний голос зовет меня скорее продолжить путешествие. Я медленно просыпаюсь от долгого сна, кажется, что только вчера я пересекал Атлантику, испытывая сомнения и надежду. Оба эти чувства сопровождаются разными эмоциями, но теперь я как никогда уверен — это мой образ жизни. (Конец первой части) ___________________________________________________________________________________

      Примечание от автора текста

      В течение последних месяцев, пока все эти статьи выходили в свет, я получил от Джозеба новые сведения из многих частей Тихого океана — Галапагосские острова, Маркизские острова, Таити, острова Кука, Тонга, Фиджи …. В январе он вернулся в Панаму, и ему удалось завербоваться на парусник, который отправился в кругосветное плавание. Его последние сообщения пришли из Австралии, места его новых приключений, и, кто знает, может быть в будущем, нам удастся рассказать вам о второй части его долгого путешествия. На протяжении этого времени я старался поддерживать связь между его прошлым жизненным опытом и вами, дорогие читатели. И от этого я чувствую себя счастливым. Когда я слушаю его рассказы, моё воображение путешествует вместе с ним, и, не буду скрывать, они пленили меня с самого начала. Надеюсь, что эти статьи дали вам возможность почувствовать себя участниками этого великого путешествия, которое отныне стало частью моей жизни, и вместе с главным героем пережить его яркие моменты.

      Умение вовремя остановиться

      Во время этого путешествия несколько раз мне пришлось отказаться от охоты, так как это было небезопасно, и я хотел бы упомянуть об этих случаях. Все они произошли в Тихом океане между Эквадором, Колумбией и Панамой. Как я уже говорил, взять большую рыбу в мутной воде непросто, поскольку здесь всегда могут подстерегать неожиданности. Все должно иметь свой предел. В качестве примера я хочу рассказать о том, что произошло со мной в Эквадоре. Рыбаки, видя, что мое занятие им очень выгодно, несмотря на топливные расходы, доставили меня на моторной лодке к мелководью, расположенному в десяти милях от берега. Мы все были охвачены этой идеей и в первую очередь, конечно, я. Когда мы добрались до нужной точки, глубиномер сошел с ума. Он показывал, что мелководье выходит из бездны, глубиной около 25 метров, переполненной рыбами. Нырнув в воду, я осматриваю подводный мир сверху. Видимость такая же плохая, как и у побережья, хотя мы находимся далеко в океане. Со всей осторожностью, которою только можно проявить в таких ситуациях, я добрался до дна, спрятался внутри расщелины, и началось томительное ожидание. Прошло не более десяти секунд, прежде чем появились первые тени. Через некоторое время я уже был окружён огромными рыбами. Я увидел блеск их чешуи и с трудом смог определить, что это были акулы. Не зная, как выбраться из этой страшной ловушки, я решил выстрелить в большого желтохвоста. Рыбина выдернула меня из этой ловушки: я стремительно понесся вслед за ней к поверхности, катушка бешено крутилась, выпуская линь. В этот момент меня тревожила только одна мысль: не разозлить акул. Хотя все и обошлось, а мне удалось доставить добычу невредимой, ко всеобщему огорчению, я не стал больше нырять. В подобных экстремальных ситуациях нужно вовремя уметь остановиться.

      Благоприятное время для подводной охоты

      В Тропической и субтропической части Тихого океана, в четыре или пять раз больше живности, чем например, в Карибском море или Атлантическом океане, хотя в это трудно поверить. Лучшим сезоном для подводной охоты в Тихом океане является период между декабрём и мартом, когда вода охлаждается, и устанавливается сухая погода, поскольку с наступлением сезона дождей термоклин повышается, и рыба перемещается на меньшую глубину. Июль и август – месяцы, когда температура воды достигает примерно 28 ºC., но рыба уходит на большую глубину, и каждый день льют обильные дожди. Лучший сезон для стран Карибского бассейна длится с мая по конец октября, но наиболее благоприятными месяцами являются июль и август, в это время бывает много дождей, и вода становится более мутной.

      Бронированные

      Прежде чем стрелять золотистого пагра весом около 40 килограмм, нужно хорошенько подумать. Это настоящие бронированные рыбы. Когда я выстрелил в голову одного из них, то увидел, как отскакивает 7-ми миллиметровый гарпун, вылетевший из ружья с двойной тягой. То же самое относится к бешенкам. Кажется, что нет способа взять их. И только очень точный выстрел сзади или против чешуи из очень мощного ружья даёт шанс сделать это. Тем не менее, во время такой охоты всегда ломается или теряется большая часть снаряжения, особенно если мы затеваем охоту в расщелинах, где вдобавок еще усложняется перезарядка.

     Полезная уловка

     Очень любопытной является одна уловка, к которой я прибегал несколько раз в своей практике. Речь идёт о том, что когда ты охотишься в море и встречаешь биомассу из мелких рыб, то хлопаньем по поверхности можно имитировать посадку птиц на воду. Крупные рыбы воспринимают этот шум как охоту птиц на мелких рыб, и подплывают к этому месту. Таким нехитрым способом мне удавалось приманить хорошую добычу. 

Перевод с испанского Т. Жабиев и И. Громова

Собственный корреспондент А. Рыбкин