Подводная охота с Хосеба Керехета длиною в два года. Подводная охота в Аргентине. | Подводная охота

Подводная охота с Хосеба Керехета длиною в два года. Подводная охота в Аргентине.

Подводная охота с Хосеба Керехета длиною в два года. Подводная охота в Аргентине.

Глава 3. 
Продолжение  


Таким образом, после двухдневного пребывания я решаю продолжить свой путь. Курс на юг 
  Я обещаю больше не жаловаться на поездки в автобусе, но так как я отправился с острова И?лья-ди-Санта Катарина, то, не считая короткой остановки у водопада Игуасу, истинного чуда, я провёл около трех мучительных дней на пассажирском сиденье. 
  Следующий пункт назначения – Буэнос-Айрес. Пока стрелка на циферблате отмеряет часы, а счётчик – километры, многое меняется: пейзаж, люди, язык и… цены! Я слышал о том, что в Аргентине цены высокие, и всё же был сильно удивлен, когда понял, что с таким кошельком, как у меня, я мало что могу себе позволить. Согласно тому, что я слышал, на сегодняшний день Аргентина является самой дорогой страной в Южной Америке, и это заметно сразу. Я не знаю каким образом аргентинцам удаётся выживать при таких ценах, но уверен, в ближайшие дни я это выясню. Я намерен добраться до Буэнос-Айреса и провести там пару дней с друзьями, а затем отправиться сначала на полуостров Вальдес, а затем в город Ушуая. 
  Теперь мой багаж пополнится ещё кое-чем, так как для экономии места и веса несколько месяцев назад я отправил сюда по почте свой 7 -миллиметровый гидрокостюм из неопрена. Согласно данным, которыми я располагаю, вплоть до Эквадора более тонкий гидрокостюм здесь не понадобится. Двух дней в большом городе вполне достаточно для человека вроде меня. Обычно я оцениваю их довольно низко, и вдвойне ниже, если они обходятся мне так дорого. Чтобы немного восстановить свои силы, исчерпанные после стольких дней рыбалки (я сильно похудел) и путешествия, я питался большими котлетами, отсыпался в течение долгих часов и веселился с друзьями, но теперь я должен продолжить свой путь. У меня было время, чтобы пересмотреть некоторые детали моего путешествия и собрать больше информации о том, что ждет меня в Ушуая. С этого момента я решил ехать автостопом, так как предполагаю, что расходы нескольких ближайших недель сильно ударят по моему кошельку. Я знаю, что у меня не будет возможности заработать деньги подводной охотой, поскольку мест, где можно хорошо поохотиться очень немного, а кроме того, здесь высоко ценится только мясо. 
   Путешествие по бесконечным равнинам 
   Понадобится несколько дней, чтобы добраться по шоссе до города Пуэрто-Мадрин, одного из самых важных городов полуострова Вальдес. За прошедшую неделю я преодолел большее расстояние, чем за последние три месяца. Однообразный пейзаж из бескрайних равнин, которые я никогда раньше не видел, и любезный водитель грузовика, который  вёз меня, навеяли  тоску. Я многое слышал об этих местах пока ехал сюда, но все-таки не переставал удивляться. Автомобильные шоссе, на самом деле, были здесь проселочными дорогами, представляющими собой бесконечные прямые полосы. Они были такими широкими, что в любой момент, управляя грузовиком, водитель мог отпустить руль, полностью развернуться назад, и заварить, к примеру, мате (вид чая). Это могло длиться в течение нескольких минут, которые казались мне вечностью. На протяжении всей поездки я так и не смог расслабиться. Я считаю, что эта работа является самой тяжёлой в любой точке мира, но здесь она кажется особенно опасной. 
   Вальдес: фонтан изобилия 

   Есть несколько причин, которые привели меня сюда: желание познакомиться с самыми интересными местами в мире, местная ихтиофауна, имеющая большую славу, и одна статья, которую я прочитал в журнале пару лет назад.

   Полуостров Вальдес — большой участок земли, больше похожий на остров, который соединен с материком узкой полоской. Меня удивляет то, что многие города этой провинции имеют довольно странные для испаноговорящей страны названия, а также то, что некоторые дома сильно отличаются от тех, которые я до сих пор видел в Аргентине. В конце прошлого века вся эта область была заселена валлийцами, и даже сегодня некоторые из них сохраняют свой язык и обычаи.

   Стало холодно, и меня совсем не радует перспектива провести ночь под открытым небом. Поэтому по прибытии первостепенной задачей для меня становится поиск жилья. В Буэнос-Айресе, мне рекомендовали воспользоваться приютами, называемыми в Аргентине "хостелами", которые здесь, как правило, имеются во всех туристических местах. Примерно за $ 10 мне удалось устроиться в одном из таких приютов, с правом пользоваться кроватью и кухней, и теперь, когда мой багаж в надежном месте, я могу приступить к знакомству с окрестностями. Сейчас, для меня нет ничего важнее встречи с людьми, написавшими ту статью о фридайвинге. Я начинаю искать их, и мне выпадает большая удача, так как очень скоро я встречаюсь с Херманом Пересом, одним из авторов этого произведения. С его помощью всё будет намного проще.

    Сейчас довольно удачное время для охоты, и вода не слишком холодная, около 15 градусов. Теперь, когда я преодолел огромное расстояние за столь короткий срок, мне будет чрезвычайно сложно привыкнуть к новым условиям. Люди, климат, ландшафт – здесь всё совершенно другое. Под водой я также заметил изменения. Когда я смотрел на побережье, первое, что привлекло мое внимание – местная фауна: множество морских львов и пингвинов. Я нервничаю по поводу того, как морские львы будут вести себя в воде, когда мы начнём охотиться, но Херман успокаивает меня и убеждает в том, что нет поводов для беспокойства. Полуостров Вальдес является одним из немногих мест в Аргентине, где можно заниматься подводной охотой. В остальной части побережья из-за постоянных волн вода очень мутная. Полуостров образует две обширных бухты под названием Гольфо Нуэво и Гольфо Сан-Хосе, внутри которых море намного спокойнее. Именно в этих бухтах в период с июня по декабрь можно увидеть множество китов, приплывающих сюда для размножения. Лучшая пора для охоты длится здесь с февраля (сейчас начало марта) до мая. На протяжении девяти дней моего пребывания мы почти всегда охотились в бухтах. Путь к лучшим акваториям лежит через длинные дороги, которые Херман с лёгкостью преодолевает на своём внедорожнике с небольшой надувной лодкой на крыше. На галечном пляже мы спускаем лодку на воду и охотимся всего пару часов. Больше нельзя, поскольку, несмотря на то, что вода не очень холодная, температура воздуха уже достаточно низкая. Также не стоит истреблять так много рыб, потому что для Хермана охота – это всего лишь развлечение, да к тому же рыба здесь не ценится. Вода в этой акватории мутная и дно ровное, но там, где есть рифы, можно увидеть небольшие скопления груперов, а, заглядывая в отверстия в рифах или устраивая засады, можно даже загарпунить пугливого лосося крупных размеров, а если очень повезёт – найти средиземноморских груперов и желтохвостов. В этих бухтах можно охотиться круглый год, но меня не привлекает перспектива делать это зимой при температуре воздуха несколько градусов ниже нуля, несмотря на то, что температура воды не опускается ниже плюс 8 градусов. Сначала нужно привыкнуть к пингвинам и к морским львам. Когда ты находишься на дне и вдруг видишь огромное существо, плывущее над тобой, то испытываешь жуткий страх. Как бы там ни было, но то представление, которое эти животные устраивают в воде, — настоящее чудо. Они неутомимо плавают вокруг, с любопытством рассматривая нас со всех сторон, и несколько раз мне не удается устоять перед искушением, понимая, что они совсем не опасны, я начинаю играть с ними.

   Бессилие, разочарование и ярость 

   Во время посещения города Росон, который является столицей провинции Чубут, мне не удается устоять перед искушением посетить его большой рыболовецкий порт. Траулеры разных стран сгрудились у его доков. Но мое внимание привлекло то, что отличало это место от других подобных мест. В дни моего пребывания здесь из самого порта доносился шум, который мне был очень знаком. Это был рёв сотни морских львов, настоящих исполинов, которые расположились там как ни в чём ни бывало. Я поспешил выяснить, почему же они такие огромные. Как я уже сказал, с этих траулеров ловят аргентинского хека, который затем экспортируется в Европу и Японию. Должен признаться, что я отрицательно отношусь к тралению как виду рыбного промысла, так как оно наименее избирательно и наиболее вредоносно, и тем более, если им занимаются постоянно и бесконтрольно, как здесь. Но эта картина, когда сотни хеков весом менее полутора килограммов выбрасываются за борт, приводит меня в неописуемую ярость. И вот именно благодаря такому питанию, полученному столь простым способом, морские львы достигает невероятных для своего вида размеров. У меня было достаточно времени подтвердить мои опасения. Два биолога сказали мне, что они отдают себе отчёт в том, что происходит нещадное разорение рыбных ресурсов, и кажется, что никто не сможет остановить этот процесс. А беседы с владельцем нескольких лодок было достаточно, чтобы в этом убедиться. Они понимают, что осталось около пяти лет, чтобы покончить с косяками хеков, средний размер которых и так уже значительно уменьшился, а им всё равно. Когда они сделают своё дело, их суда отправятся в другую часть света, чтобы делать то же самое. Как долго это будет продолжаться, не знает никто



   На краю света 

   Попрощавшись с Херманом, я продолжил путешествовать автостопом и спать в приютах, встречающихся на моём пути. Эта узкая часть южноамериканского континента принадлежит Аргентине и Чили, и, как бы ни хотелось, нужно пересекать границу. По мере приближения к Андам пейзаж стремительно меняется, и климат становится суровее. Я приближаюсь к городу Пунта-Аренас (Чили) и вижу по лицу любезного человека, который везёт меня, что мне не придётся платить за пересечение Магелланова пролива. Секрет в том, что, если ты путешествуешь на автомобиле, то платишь только за него, независимо от количества пассажиров, это хорошая новость. Обычный способ переправы на архипелаг Огненная Земля — паром, соединяющий чилийские города Пунта-Аренас и Пуэрто-Порвенир. От этой точки шоссе я снова пересеку границу, и посмотрим, достигну ли я через день пункта своего назначения — Ушуая. Переправиться через Магелланов пролив оказалось очень просто и даже, в некоторой степени, волнительно. Во время переправы я думал о том, каким я увижу этот узкий и известный сильными штормами пролив, который открыл испанцам двери в Тихий океан. Я считаю что, это было настоящим подвигом – добраться сюда, учитывая средства, существовавшие в то время и ограниченные географические знания, хотя и сомневаюсь, что индейцы отнеслись к этому событию с таким же восхищением, что и я, хотя бы потому, что практически сразу после этого начался геноцид индейцев. Этот печальный процесс продолжался на этом континенте в течение целых 500 лет.

   Последний отрезок пути даётся мне с большим усилием. Он представляет собой гористую местность с чрезвычайно извилистой дорогой. Кроме того, автомобили проезжают здесь очень редко, и удача покидает меня. Хуже всего то, что я сделал глупость. Я осмелился продолжить путешествие поздно вечером, и остался лежать на окраине деревни, название которой я не забуду никогда: Сан-Себастьян. Поздно ночью стало очень холодно, и я был вынужден пешком возвращаться в деревню и нести на себе более 40 килограммов багажа. Другого выхода у меня не было. Нет ни одного автомобиля, но я понимаю, что не могу оставаться под открытым небом. Хуже всего то, что в эти часы на окраине небольшой деревни мне не найти никакого жилья. Я не вижу выхода из этого трудного положения. Не могу же я стучать в каждую дверь! В конце концов, я решил обратиться в местный полицейский пост. Но поскольку здесь мне тоже не предложили вариантов, я попросил позволить мне переночевать в ветхой хижине. Так прошла одна из самых длительных и холодных ночей в моей жизни. Мне удалось немного поспать, после того как я воспользовался моими гидрокостюмами в качестве циновки, надел на себя всю одежду, которую только можно и залез в спальный мешок, а чистая папирусная бумага в этих условиях послужила мне в качестве защиты. Я не помню ни одной столь холодной ночи да ещё в начале осени. Представляете, какой холодной она будет зимой?

   С опозданием и огромной усталостью я всё-таки прибыл сюда – самую южную точку своего маршрута — южнее только Антарктида. Здесь мои усилия компенсируются прекрасным пейзажем. В течение следующих нескольких недель я обойду все окрестности, а также попробую заняться дайвингом в этих холодных водах (продолжение следует).



   Примечания 
  Любопытная система освобождения групера, застрявшего между рифами 

  Я охотился несколько дней в этой области, и теперь некоторые места мне хорошо знакомы. Я погружаюсь и тихо сажусь на дно недалеко от нескольких коралловых рифов, в которых я уже видел раньше одного недоверчивого групера хороших размеров. Осторожно выглянув из-за рифа, я увидел знакомый силуэт, который начал спасаться бегством. Недолго думая, я выстрелил. Но выстрел был не смертельным, и рыба, пытаясь скрыться, зацепилась за рифы и застряла. Я полчаса пытался вытащить её пока Франсиску не пришел мне на помощь. Его простая система освобождения групера, застрявшего между рифами, показалась мне весьма любопытной: он крепко схватил рыбу и зацепил её крючком, присоединенным к лодке с помощью троса; мощный двигатель сделал своё дело и рыба была вытащена из своего укрытия. Групер весил 20 килограммов, что для этих мест было приличной добычей.

    Социальная пропасть 

    Как говорят мои друзья из Рио, Бразилия представляет собой смесь Швейцарии и Бангладеш. Да это так, и мне кажется было бы несправедливо не упомянуть об этом и закрыть глаза на реальность. В этой стране богатство соседствует с крайней нищетой, и, следовательно, есть величайшая социальная несправедливость. Поэтому, в зависимости от того, куда ты идешь, ты должен быть очень осторожен. Мне приходилось иметь дело с представителями швейцарской части населения, поскольку подводной охотой занимаются достаточно состоятельные люди. Однако я проходил также по свалкам крупных городов, где в поисках пропитания бродит множество людей и даже целые семьи.

Материалы эксклюзивно предоставленные Джозеба Керехетой 

для публикации на новостном портале DiveHunter 
Перевод с испанского А. Рыбкин