Подводная охота с Хосебо Керехета длиною в два года. Грандиозное плавание через Тихий океан.. | Подводная охота

Подводная охота с Хосебо Керехета длиною в два года. Грандиозное плавание через Тихий океан..

Подводная охота с Хосебо Керехета длиною в два года. Грандиозное плавание через Тихий океан..
     Прошло несколько дней после его возвращения, прежде чем он, наконец, успокоился. В течение этого времени он рассказывал мне свои истории, и казалось, был мысленно всё ещё там. Его по-прежнему очень темная кожа, загоревшая под неумолимым тропическим солнцем, его увлекательные рассказы о перипетиях в Южной Америке, которые подогревали его собственное желание путешествовать и еще больше усиливали его жажду новых знаний о мире и стремление к новым приключениям – всё свидетельствовало о том, что скоро он снова оставит нас.

     Мечтая о южных морях

     Через год я вновь увидел свою семью и друзей, но в эти холодные Рожественские праздники я думал о том, как несправедлив этот мир, потому что, находясь среди всего этого богатства и расточительства, не мог не сравнить его со скоромной жизнью индейцев. На ту сумму денег, которую средняя семья здесь тратит за эти несколько праздничных дней, семья Куна могла бы хорошо жить более года. Но счастливы ли мы от этого? Я задавал себе этот и другие вопросы, вспоминая о далеких Южных морях с их теплой и кристально чистой водой, с островами и атоллами, с гостеприимными и простыми людьми, живущими там. Эта простая мечта, иллюзия, связка хвороста, поддерживала огонь, дававший мне тепло, и я не хотел тушить его; пришло время продолжить мой путь.

     Панама, январь 2000 г.

     Здесь меня ждал мой добрый друг Билл. Не дав мне времени на отдых после довольно утомительного перелёта, он повез меня прямо из аэропорта к островам Панамского залива. Билл знал, что скоро нам придётся расстаться, на этот раз надолго, и я думаю, что таким образом он хотел выразить свои дружеские чувства ко мне. Как обычно бывает в таких случаях, когда из холодной зимы Кантабрийского побережья сразу попадаешь в жаркие тропики, усталость от перелёта чудесным образом исчезает.

     Острова залива

     Первые островки этого маленького архипелага расположены очень близко к столице, но мы отправились к отдалённой акватории, которая находится в 1 часе плавания отсюда — к островам Табога, Табогилла, Чама и Отоке. Вода почти везде мутная, но, несомненно, нас ждут яркие эмоции и захватывающее зрелище.

     При первом погружении, после моих недавних подводных плаваний в Кантабирийском заливе, я был изумлён такому яркому контрасту. Спускаясь на дно, я увидел тысячи рыб всех видов; вокруг кружились косяки сотен золотистых пагров, многочисленная стая дельфинов преследовала свою добычу. Наслаждаясь этим захватывающим зрелищем, мы забыли об охоте. Особенное волнение мы испытали, когда мимо нас проплыла большая стая дельфинов-бутылконосов. Они двигались так плавно и грациозно, что мы им даже позавидовали. С их появлением рыба всегда исчезает, но как только они уплывают, все становится по-прежнему.

      В первой половине дня целью нашей охоты были пагры. Здесь их много, и, на первый взгляд покажется, что взять их довольно просто, но это заблуждение. Нужно стрелять только в те экземпляры, которые стоят между двумя медузами, а затем стараться быстро находить добычу на дне. Если стрелять в пагра в расщелине, что делать очень легко, то неудачи не избежать. Как я уже упоминал ранее, эти рыбы обладают такой силой, что при неточном выстреле, они непременно повредят снаряжение. В любом случае, даже при выстреле на открытой воде они иногда сгибают 7-ми миллиметровые гарпуны до 90 градусов.

      Удивительный случай произошёл со мной после попадания гарпуна в 25-ти килограммового пагра. Мне не удалось удержать ситуацию под контролем, в результате рыбина смогла уйти на дно с моим гарпуном. Я быстро взял другое ружьё и начал преследование. Спускаясь вниз, я слышал звук от гарпуна, ударявшегося о стены укрытия. На дне меня ждала впечатляющая картина: пагр бился изо всех сил не только из-за того, что пытался освободиться от моего гарпуна, но и потому что огромный тропический окунь выбрал его для своего обеда. Меня это не смутило: точный выстрел поразил крупную рыбу, и я сумел поднять её на несколько метров, что значительно упростило дальнейший подъем моей добычи на поверхность.

     В течение этого дня мы сменили несколько акваторий, охотясь на горбыля (очень высоко ценится у панамцев) и морского окуня, которые встречаются в зонах с очень мутной водой. Следует подчеркнуть, что именно мутная вода делает охоту в этой части света очень напряженной.

     Симфония тьмы

     Если и есть рыба, которая ценится в Панаме, так это горбыль, однако, она зачастую встречаются в зонах с илистым дном и очень плохой видимостью, поэтому местные рыбаки добывают ее с большим трудом. Я понял, что сама природа бросила мне вызов, когда друзья доставили меня к мелководью, где глубина не превышала 18 метров. С поверхности была видна только часть скалистой возвышенности, выступавшей со дна через густой слой илистой, мутной воды; предположительно дно находилось на глубине всего 6-7 метров. Обычно, если в акватории есть горбыли, то с поверхности можно услышать звуки, которые они издают, похожие на "крок, крок", там же звучала целая симфония.

     Сначала мы охотились в верхней части мелководья и с легкостью, ещё во время погружения, взяли два первых экземпляра. Учитывая, что горизонтальная видимость составляла около 5-ти метров, рыбы начали контролировать вторжение чужаков на их территорию. С этого момента всё усложнилось, потому что горбыли перестали выплывать из илистого слоя, где видимость была не более чем 50 сантиметров. Когда мои друзья вышли на берег, я решил продолжить охоту, изменив тактику: теперь я опускаюсь на верхнюю часть мелководья, таким образом, что всё мое тело кроме головы находится в зоне мутной воды, и устраиваю засаду. Несколько экземпляров, не устоявших перед искушением проконтролировать свою территорию, выплыли, чтобы исследовать слой мутной, илистой воды и, я думаю, вы догадываетесь о последствиях. Когда, наконец, страх подавил инстинкт контроля над территорией, стая взволнованных рыб с оглушительным шумом ринулась обратно в илистую зону, и я решился заглянуть в их темное убежище. Добравшись до дна, я начал продвигаться вперёд метр за метром, периодически поглядывая наверх. В полумраке, при контурном освещении были едва различимы несколько больших силуэтов. Тем не менее, мне удалось взять здесь ещё несколько экземпляров, закрепив успех этого удачного дня.

     В поисках судна

     Вы ошибаетесь, если думаете, что мое возвращение в Панаму и отличная охота заставили меня забыть о нынешней цели моего путешествия. Как раз наоборот, Панама была моей отправной точкой и ключевым пунктом путешествия, поскольку именно здесь, несмотря на некоторые сомнения, я собирался завербоваться на одно из парусных судов, идущих через канал, чтобы пересечь Тихий океан и совершить кругосветное плавание.

      Двигаясь своим курсом, парусники заходят в этот канал со стороны Атлантического океана и делают остановку в городе Колумб. Насколько мне известно, это довольно грязный и опасный город, за роскошными крепостными стенами которого царит страшная нищета, поэтому прогулка по его улицам требует максимум благоразумия и осторожности. К сожалению, я был вынужден посетить этот город, чтобы разместить в его порту объявление о предложении своих услуг в качестве матроса. В этом и заключалась моя идея: получить работу на одном из судов, которые делают там остановку, чтобы таким образом пересечь 80 километров, отделяющие Атлантический океан от Тихого.

     К моему изумлению, первый звонок поступил в тот же день. На следующее утро я вернулся в Колумб, где, как я думал, в ближайшие недели меня ждёт будничная рутина. Но я оказался неправ. Несмотря на то, что у меня было много конкурентов, твердость характера, опыт и жирная печать в загранпаспорте решили вопрос в мою пользу. И вот передо мной Пётр, капитан элегантного «Чериш», роскошного парусника (Oyster 50), и мне потребовалось всего несколько минут принять положительное решение. Несмотря на то, что я планировал провести несколько недель на охоте, прежде чем погрузиться на судно, я решил отправиться в плавание, и что-то подсказывало мне, что я сделал правильный выбор: хорошие люди и безопасное судно. Я не мог упустить эту прекрасную возможность, и через три дня я был уже на судне со всеми своими вещами.

     Сюрприз для Марло

     "Добрый день, Марло", – сказал я, прежде чем мой бедный друг встал на ноги, слегка покачиваясь от похмелья. Он явно не верил своим глазам и думал, что это была галлюцинация, вызванная алкогольным опьянением. "Но, Хосебо … что ты здесь делаешь! Наверно, это сон?"

      Я познакомился с ним несколько месяцев назад, когда по дороге в Колумбию и Панаму останавливался в этих местах поохотиться.

      Несколько дней назад мы вышли в море и бросили якорь в бухте Саланго (Эквадор). Пока все шло гладко. Утром 10 февраля мы отправились из Панамы к Жемчужным островам (архипелаг Лас Перлас), среди которых был и знаменитый остров Контадора. В первую ночь мы бросили якорь вдали от шумного туристического курорта Контадора, у необитаемого острова этого архипелага; мы остановились в море, где мутная вода и сильное течение, это была моя идея. Взяв курс на юг, следующие три дня мы провели в непрерывном плавании. По пути мы встретили несколько тральщиков, поэтому из соображений безопасности мы старались охотиться подальше от колумбийского побережья. Кабо Марсо с его дикой фауной был для меня большим искушением, но учитывая преступный произвол, царящий в Колумбии, было бы безрассудством идти вдоль береговой линии на красивом паруснике, о чём я сразу предупредил своих товарищей. Зато в Эквадоре всё было по-другому, и у меня появилась возможность навестить своего хорошего друга Марло и показать морякам корабля «Чериш» то, что они искали – отличное место, не отмеченное ни в одном туристическом буклете и населенное простыми и дружелюбными людьми.

     Добрые дела

     Пребывание в течение нескольких часов в окружении таких скромных людей было чем-то новым для семьи Грант, и я думаю, в свою очередь, многие из членов семьи Саланго ещё долго будут вспоминать это посещение в связи с событиями, которые произошли в этот период. Все началось с того, что Петр, наш капитан и известный в Лондоне стоматолог, осмотрел дочь Марло и сказал мне, что ей нужно удалить зуб. Вскоре новость о том, что в поселке появился зубной врач, распространилась как лесной пожар, и возле нашего импровизированного стоматологического кабинета выстроилась длинная очередь из взрослых и детей. Я наблюдал за его работой, и было видно, что он очень доволен тем, что делает, а во время ужина он поделился со мной, что давно уже не чувствовал себя таким удовлетворенным. Несмотря на то, что уже много лет он лечил людей в дорогих клиниках Лондона, здесь, делая это совершенно бесплатно в таком импровизированном месте, он получил награду, которую не купишь ни за какие деньги – счастливые улыбки детей. В свою очередь я рассказал ему о том, как прошла наша охота с Марло: рыба собралась в полосе прибоя, в мутной и холодной воде, там нам пришлось встретиться с несколькими акулами, которые своими внезапными молниеносными налётами в прибрежную зону вызвали в нас сильнейший страх. В результате этой безумной охоты я внёс свой вклад в благосостояние семьи моего друга в виде лодки, наполненной крупными экземплярами пагр и желтохвостов.

      Теперь мы должны были готовиться к продвижению вглубь Тихого океана. Утром 16 февраля мы попрощались с Марло и его семьёй и взяли курс на юг. В этот же день мы причалили к порту Салинаса, где обычно продается всё необходимое для парусных судов, которые заходят в этот порт перед выходом в открытый океан. Заполнив трюмы парусника, мы досконально изучили маршрут нашего следования и узнали метеорологический прогноз, и утром 26 февраля, наконец, отправились на запад к Галапагосским островам. Так началась самая захватывающая часть нашего путешествия.

     Семейные проблемы

     Море было похоже на тихую безмятежную заводь озера, которое имело честью назваться Тихим океаном. Время тянулось медленно. В этом плавании двигателем нашего судна было попутное течение, и ничто не предвещало беды. Из-за долгих месяцев совместного проживания нарастало психологическое напряжение между капитаном Петром и его сыном Марком, которое привело в итоге к конфликту. Такие вещи, безусловно, могут произойти на любом судне, но, тем не менее, для меня это было тревожным сигналом. Жаркий спор между отцом и сыном внёс неожиданные изменения в состав нашей команды. Через несколько недель пребывания на Галапагосских островах Марк решил продолжить свое путешествие, но уже на другом английском парусном судне. Расставание с Марком, однако, не означало, что теперь у нас будет меньше хлопот, поскольку обязанность нести караул еще никто не отменял.

     2 марта мы достигли острова Сан-Кристобаля — самого восточного острова Галапагосского архипелага. Галапагосские острова Галапагоссы считаются одним из самых привлекательных в мире мест для дайвинга, и я был очень рад возможности побывать здесь, однако времени в моем распоряжении было совсем немного, поскольку наша остановка была запланирована всего на пять дней. Я без проблем познакомился в порту с местными рыбаками и узнал, что острова находятся на территории охраняемого заповедника, и подводная охота здесь категорически запрещена. Из разговора с ними я понял, что есть несколько человек, которые занимаются охотой с компрессором (это очень распространено в Южной Америке). Ибан и Пульперо, мои новые знакомые, стали теми людьми, которые направляли мои первые шаги в подводной охоте на острове Сан-Кристобаль. Они оба занимались охотой с компрессором на моллюсков, но их главной целью были голотурии (трепанги) — азиатское яство, имеющее непомерную цену на мировом рынке. Сопровождая их, я впервые увидел то, что скрывают эти знаменитые воды. Было достаточно лишь беглого взгляда оценить всё богатство и разнообразие местной фауны на фоне вулканического дна, покрытого скудной растительностью; я долго вглядывался, прежде чем смог различить черепах, скатов, пагров, мелких рыб всех видов вместе с десятками акул и морских львов, которые заполнили все видимое пространство. Для моих подводных прогулок на задержке дыхания в остальные дни я выбрал тактику, которая принесла мне хороший результат.

     Среди пузырей

     Хотя это было нелегко, но после посещения нескольких дайвинг-центров мне удалось договориться за разумную плату (без включения оплаты баллонов и питания), чтобы меня вместе с дайверами доставили на другие острова. Дайверы из клуба Пеликан вошли в моё положение и согласились взять меня с собой. Так за $10 я провел несколько незабываемых дней на Галапагосских островах.

     С моим фридайверским снаряжением среди всех этих "стеклодувов" я думал: как же им неудобно тащить на себе столько рухляди и при этом ещё работать, наверно, им сложно сделать даже один шаг. Вскоре у меня появились и другие аргументы в пользу погружения без акваланга. Мы прибыли на остров Гордон, и, пока все надевали экипировку, у меня был час, чтобы поплавать на задержке дыхания с камерой. Именно здесь я встретил первый косяк гигантских акул-молотов. Отплыв около десяти метров от лодки, на мелководье, я наблюдал за большими стаями рыб всех видов, как вдруг среди них неожиданно появились акулы. Я не знаю, привык ли я к их присутствию, но это было хорошей проверкой для моих нервов: их косяк проплыл всего в нескольких сантиметрах от меня. Внезапно все изменилось. Журчание пузырей приближающихся дайверов усилилось, на что подводный мир немедленно отреагировал. С этого момента рыба перестала на меня обращать внимание, а акулы уплыли прочь. Волшебные чары этого места рассеялись. Уже потом, на берегу, когда я рассказал своим новым товарищам-дайверам о том, что увидел под водой, они мне не поверили; мой рассказ показался им сущей фантастикой. Понаблюдав со стороны за происходящим во время «пузырящегося визита» дайверов, я решил отправиться к одному из многочисленных здесь лежбищ морских львов, где вдоволь повеселился, играя с ними как ребёнок. Когда дайверы вернулись на поверхность, я сразу поспешил обратно к своей первой акватории; меня разбирало любопытство посмотреть, что же там происходит после ухода шумных гостей. Мои предположения оправдались: все вернулось в прежнее состояние. Вывод очевиден: пузыри и другие шумы пугают рыбу даже в тех областях, где они привыкли к присутствию людей.

      В акватории архипелага Ислас-де-Бартоломэ у меня возникло ощущение, что одна огромная акула-молот включила меня в свой рацион, то же самое произошло и у Острова Сеймур…

      Большой скачок

     Благодаря ребятам из клуба Пеликан, мне посчастливилось посетить Галапагосские острова в самый лучший сезон, который длится с февраля по апрель. После этого вода сильно охлаждается, и становится очень ветрено. Дни пролетели незаметно, настало время уезжать. Впереди нас ждут Маркизские острова – наш следующий пункт назначения. Марк отправится туда на другом судне, а Линн, супруга Петра, полетит на самолёте, поскольку у нее не было желания так долго плыть по морю. Для "большого скачка" остались только Петр и я. У нас впереди целых двадцать три дня непрерывного плавания в открытом океане.

      Во второй половине дня 7 марта, после безумной карнавальной ночи и поспешного похода за покупками за час до нашего отправления, мы вышли в море и взяли курс к следующему пункту назначения (продолжение следует).

      Мутная вода

     На панамском побережье Тихого океана ловить рыбу в прибрежной зоне из-за мутной воды невозможно, поэтому мы были вынуждены искать судно, чтобы выйти в открытое море. В Панамском заливе охота более разнообразна, но здесь всё очень непредсказуемо, и ты не уверен, удастся ли найти сколь-нибудь приличную акваторию, если в этот день часто меняется направление течения. Лучшее время для охоты здесь наступает, когда вода охлаждается, и рыба начинает подниматься ближе к поверхности (январь, февраль, март). Северный ветер в декабре выгоняет теплую воду в открытое море, ее место заполняе холодная вода из глубины, создавая течение, которое смешивает воду с осадками и планктоном, но подводный мир в этот период становится невероятно захватывающим и разнообразным.

     Секреты вербовки на судно или как плавать «автостопом».

     В различных сферах человеческой деятельности самым ценным является опыт. Поэтому мой опыт, полученный в ходе первого большого путешествия, когда я пересёк Атлантический океан и Карибское море, мне очень пригодился, когда я снова решил завербоваться на судно. Во всяком случае, то, что я знаю море, умею готовить и разбираюсь в механике, больше всего ценится в таких случаях, не говоря уже о характере и внешнем виде кандидата. Нужно обладать терпением и добрым нравом, чтобы, находясь в ограниченном пространстве судна, без проблем и последствий выдержать длинные, одинокие дни работы в море. Отправляясь в плавание необходимо понимать, когда нужно говорить, а когда лучше помолчать; как нужно себя вести, поскольку далеко не каждый может выдержать длительные периоды молчания, неизбежные во время такого рода путешествий. Также важно помнить, что острый ум и оперативность принятия решений играют здесь решающую роль.

      Как правило, со всех членов экипажа взимается оплата, в основном, для покрытия расходов на питание. И в моем случае, у британской группы парусных судов, к которой принадлежал «Чериш», существовало такое правило, но в этом смысле, не всё было так просто: мой скудный бюджет не позволял мне платить $ 10 в день, в чём я им искренне признался с самого начала, объяснив свое положение. Я, должно быть, понравился Грантам, семье состоящей из капитана Петра, его жены Линн и их сына Марка, поэтому короткого дружеского разговора было достаточно, чтобы они больше никогда не поднимали этот вопрос.

       Испытательный срок

      Совместное проживание в течение нескольких месяцев в ограниченном пространстве – дело не из легких, поэтому перед отплытием в открытое море вместе с другими моряками «Чериш» я прошёл испытательный срок. Нам предстояло дойти до Эквадора, откуда собственно, и планировалось начать пересечение Тихого океана, а за это время каждому нужно было окончательно определиться, готов ли он продолжить плавание. К счастью, по прибытии в порт Салинас ни у кого из нас не было никаких сомнений. Всем было очевидно, что мы хорошая команда. В последующие 10 дней я стал для экипажа этого судна гидом по внутренним регионам Эквадора, что сплотило нашу команду ещё сильнее. Поход к подножию вулкана Чимборасо (самая высокая точка Эквадора) и посещение рынка Отавало – уже после этих самых типичных экскурсий — их довольные и весёлые лица, говорили о том, что они не пожалели, выбрав меня своим гидом.

По материалам предоставленным лично
Хосебо Керехета
Собственный корреспондент 
А. Рыбкин